Причастие

 

Драма в двух действиях

 


Гуйдо - писатель, 40 лет
Антс — художник, 45 лет
Марина — студентка, 20 лет
Ольга — фотограф, 22 года
Кирилл — интеллигент, 50 лет
Сергей — осужденный, 25 лет
Рыжий — рецидивист, 40 лет



Действие первое

Картина первая

Карпаты.
Куда ни кинешь взор — всюду горы.
Сценическая площадка — лужайка на возвышении в живописном ущелье.
За лужайкой — скалы. Сгрудившись, они оформляют русло бурной реки, скрытое возвышением.
Мощные аккорды 41-ой симфонии Моцарта — «Юпитер».
Величественная музыка Моцарта и великолепие Карпатских гор…

Появляются слайды, виды порогов, по которым несется надувной плот. В плоту сидят двое. С веслами в руках, они отчаянно уворачиваются от грозных каменных глыб.
Сквозь звуки симфонии раздраженный крик Антса: «Да выключи ты магнитофон!.. Ты слышишь?! Выруби к черту!.. Гуйдо, выгребаем! Причаливаем!.. Ты слышишь меня?!»
Голос Гуйдо: «Держись, голубчик! Рано! Не то место!
Голос Антса: «А я говорю — хватит! Выгребай!.. Ты понял меня?!»

Слайды исчезают. Симфония стихает.

Появляется Гуйдо. Пятясь, он тащит на возвышение плот, Антс толкает плот сзади.

Антс. Тяни же ты, тяни!

Гуйдо. Приспичило тебе?! «Выгребай, выгребай!» Какого лешего?!

Антс. Мы договорились пороги обносить! Забыл? Прешь на рожон, точно шизофреник! Жить надоело?!

Гуйдо (опустив плот). Проскочили. Что ни говори — порог пятой категории.

Антс. Черт меня дернул с тобой связаться! «Карпаты, Карпаты!»

Гуйдо. Должен тебе сказать (ногой в плот) — гениальное приобретение.

Антс. Ты мне зубы не заговаривай! Первый и последний раз с тобой связался! Третьи сутки, а ни одного этюда! Ни одного наброска! Тебе нужна эта гонка?! Нужна эта свистопляска?!

Гуйдо. Мне кажется, что ошарашил тебя не порог, а Моцарт. Его гениальный «Юпитер».

Антс. Что?.. Вот как? Оригинально.

Гуйдо. Палатку будем ставить?.. Уговорил — завтра твой день. Вытаскивай свои причиндалы. А я займусь слайдами. Порог — что надо.

Антс. Закусим. С утра, как заводные.

Гуйдо. Антс, я, кажется, нашел, что искал.

Антс. Нашел? Название пьесе?

Гуйдо. Риск… Что скажешь?

Антс. Любишь ты эдакое… экстравагантное.

Гуйдо. Риск — квинтэссенция жизни.

Антс. Бабушка надвое сказала… (Кругом). Оглянись! Подними голову!.. Что тебя туда несет?! (Вниз).

Гуйдо. Альпинисты рассказывают, что, спустившись с гор, они необычайно остро чувствуют все мелкое, ничтожное… (Вниз). Осилим?.. Пройдем, что наметили?

Антс. Учти, такое безобразие (вниз)  — обносим. Или я сворачиваю манатки. Ты меня знаешь.

Гуйдо. Скажи честно — почему ты закричал на Моцарта?

Антс. Ты хочешь меня унизить? Не вписываюсь в твои забавы?

Гуйдо. Ты раздражен. С первого дня. Ты жалеешь, что потащился в Карпаты?

Антс (кругом). На таком фоне и тебя можно переварить… Послушай… хочешь — верь, хочешь — не верь — милиция.

Гуйдо. Что? Милиция?

Антс. Они, кажется, за нами наблюдают. Видишь? На той стороне.

Гуйдо. В такой глуши?

Гуйдо и Антс смотрят на противоположный берег.

Доносится крик. Эй!! Кто такие?!

Гуйдо. Спускаемся! На плоту!

Антс. Один из них с биноклем. Наблюдает за нами.

Голос. Не встречали тут кого?!

Гуйдо. Нет! Пусто!

Голос. Выше тоже?!

Гуйдо. Не заметили!

Голос. Кто такие?! Откуда вы?!

Гуйдо. Из Эстонии!

Антс. Посмотри правей. Машина за кустами. Милицейская. Они кого-то ищут.

Голос. Встретите мужчин — в Плинске сообщите! Договорились?!

Гуйдо. Хорошо!

Пауза.

Поехали… (Спохватившись). Послушай, Антс…

Антс молчит.

Они, наверное, ищут тех…

Антс. Разыскивают мужчин, а то были — салаги, местные урки. Мы далеко ушли с того места. Считай — полдня идем. Вряд ли.

Гуйдо. Когда они меня увидели — буквально подскочили.

Антс. Ты со своими слайдами готов к черту на рога вскарабкаться.

Гуйдо. От моей фотокамеры выношу тебе благодарность.

Антс. В самом деле? Чего же ты молчал? Они тебе угрожали?

Гуйдо. Антс, взгляни туда… Привет туристам!

Голос Ольги. Привет, мальчики! У вас привал?!

Гуйдо. Присоединяйтесь! Здесь отлично!

Голос. Рано остановились! Ниже — грот! Ручей!

Антс. Пусть топают.

Гуйдо. Поднимайтесь к нам!

Антс. Это зачем?! Я намерен работать!

Гуйдо. По-моему, девчонки не из робких.

Антс. Это ничего не меняет. У нас свои планы.

Голос Ольги. Мальчики, у вас спирт есть?!

Гуйдо. Есть! У нас все есть!

Голос. Мы искупались! Оверкиль сделали! Перед самым порогом!

Гуйдо. Пойду помогу. (Спускается).

Антс. Наскочат блохи — какая тут работа? Дернул черт на эту авантюру.

Появляется Гуйдо. На плече у него нос байдарки. Корму несут Ольга и Марина. Они в потрепанных джинсах, в мужских рубахах.

Гуйдо. Принимай гостей.

Антс (ехидно). Ты уже представился дамам?

Гуйдо (на Антса). Знакомьтесь — Антс. Ворчун-любитель, художник — профессионал.

Ольга (к Антсу). Ольга. Моя подруга — Марина. Симпатичный ворчун — всегда украшение в компании. Кого бежим, так это — ворчунов-профессионалов.

Антс (ехидно). Нужно понимать — папу с мамой?

Ольга. Если честно — родительская тропа. (Вниз). Этот маршрут мне знаком с пятилетнего возраста. Нынче спускаюсь четвертый раз.

Антс (ехидно). Сели мы в пироги — плевали на пороги. Стоит ли таскать такую тяжесть? (На байдарку).

Ольга. На этот раз приходится. Увы — обносим. Одна, может, и рискнула бы, но с новичком нельзя.

Антс (к Марине все с тем же ехидством). Можете себе представить? — мне удалось выйти оттуда сухим. (Вниз).

Ольга (оправдываясь). На этом плоту жить можно. Как у Христа за пазухой. Хотелось бы прокатиться на вашем калаче. (На плот). Вы пороги все прошли?

Антс. Под Моцарта. Гений не робкого десятка. С Юпитером — на ты. (Намекает на Гуйдо). Знай наших.

Ольга. Туризм и музыку — водой не разольешь. Ужин у нас, как я понимаю, семейный? Брыкайся, не брыкайся, а хозяйкой быть мне.

Антс (к Марине). Вы что же не веселы? У вас какие-то проблемы? Сложности?

Марина. В каком смысле?

Антс. А в том смысле: кто смел — тот и съел.

Марина. Вас, кажется, не очень-то съешь.

Антс. Зато доверчивый до обидного. Но не жалею: не повстречал бы отчаянных сорванцов в столь немилосердном ущелье.

Марина (направляясь прочь). Дрова нужны.

Антс (вслед). По части дров — проворней Гуйдо не найти!

Марина уходит.

Ольга (хлопоча возле байдарки). Давайте договоримся сразу: Марину — не трогать.

Антс. Моя судьба: потакать капризам Юпитера и умиляться феями сумасшедшей речушки.

Ольга. Возьмите. Сложите у костра. Это не речушка, это — серьезный маршрут.

Антс (в байдарку). Гитара? Кого же вы услаждаете? Подружку? Ваша спутница — бука? Недотрога?

Ольга. Таких, как Марина — поискать.

Антс. Уникальное ущелье. Неисчерпаемые кладовые Карпат.

Ольга. Мы не Карпатские. Мы из стольного града Киева.

Антс. Значит, вы не тутошняя сорвиголова?

Ольга. Мой папа — мастер спорта по водному туризму.

Антс. Решили приобщить подружку? Проверяете, как говорится, на прочность? Понимаю, понимаю.

Ольга. Сбежали от обстоятельств. От ворчунов-профессионалов дали деру.

Антс. В объятья ворчунов-любителей?

Ольга. Это еще посмотрим. Мы сами с усами.

Антс. Особенно — Марина.

Ольга. Она вам понравилась? Ее почему-то все художники любят.

Антс. Художники?

Ольга. Ее мама — большой человек в Киеве, а дочурка «спуталась с богемой», «под влиянием неустойчивых личностей», как говорит не очень оригинальная мамочка. Гранит в юбке… Кстати, отец Марины по национальности — немец.

Антс. Почему — кстати? Неужели я похож на немца?

Ольга. Вы из Прибалтики. Точно? Из Эстонии.

Антс. Почему так уверенно?

Ольга. На трудно догадаться… Родители Марины познакомились и поженились в ФРГ.

Антс. Где?

Ольга. Матушка работала в представительстве в Западной Германии. Там она познакомилась с архитектором и вышла замуж. Позднее переехали жить в Киев. Отец Марины, говорят, был очень интересным человеком.

Антс. Был?

Ольга. Он умер. Давно уже… Был архитектором, а стал живописцем. Оставил много картин. Художники говорят — талантливые.

Антс. С мамулей Марина не ладит?

Ольга. Марина забросила учебу. Вы только ей не говорите. К ней нужен подход. Она не такая, как все.

Антс. Ваш папа профессиональный спортсмен?

Ольга. Всю жизнь с байдарками… Он ученый. Химик. Известный… Живет он только не с нами… А мамуля у меня — фотограф. Персональные выставки имеет. Мы с мамулей не скучаем.

Появляется с дровами Гуйдо. Следом за ним идет Марина. Марина с охапкой хвороста.

Гуйдо. Нужно ставить палатку. Стемнеет вот-вот. (К Ольге). Вашу поставим или нашу?

Ольга. Мы свою сами поставим.

Гуйдо. Как хотите. Только ставьте, пока светло.

Гуйдо занимается костром. Ольга и Марина разворачивают палатку и принимаются за установку. Палатка ниже всякой критики: в дырках, в заплатках.
Мужчины поглядывают на путешественниц, занимаясь своими делами: Гуйдо — костром, Антс — достает вещи из плота.

Мы заночуем с Антсом в плоту. Может, нашу возьмете палатку?

Ольга. Наша вам не понравилась?

Гуйдо. Довольно живописная, только от дождя не спасет.

Ольга. А мы закаленные.

Антс. Что ж это папа? Такая палатка. Побеспокоился бы.

Ольга. Мы сами не промах. О нас не надо беспокоиться. Правда, Марина?

Гуйдо. Ночуйте в плоту.

Ольга. Много чести для вашего плота.

Марина. Может, заночуем?

Ольга. Ты что? Ты, правда, хочешь? Мне-то все равно. Тебя иногда здорово заносит. (Мужчинам). Мы согласны. Заночуем в вашем калаче.

Гуйдо. Антс не возражает?

Антс. Не возражаю. (Подходит к палатке, Марине). А ну-ка отойди, милая. Палатку поставить — искусство. (Перетягивает палатку с Ольгой, причем — образцово). А дырки закроем.

Покрывает палатку полиэтиленовой пленкой, закрепляет пленку к шнурам.

Гуйдо. Приглядитесь, что такое — образцовый путешественник. А сядет за мольберт — душа-девица. Нежней и трепетней не встречал пилигрима.

Антс. Ты что… перегрелся у костра?

Марина (ехидно). Пока только дым идет.

Гуйдо. Это я к тому, что с босой душой человеку нужно быть осмотрительным: камешки в ущелье встречаются — пораниться можно.

Антс в недоумении.

Ольга. Это Марина дурит. Обожает задирать новичков. (Марине). Уже успела? В лесу?

Марина. Сгоняли в партию в бильярд.

Антс. Интересно. Следует понимать так: лупи в лузу да без промаха? (Гуйдо). Ты в компанию свистнул друзей или любителей бильярда?

Марина. Настоящих друзей — на пальцах пересчитать.

Ольга (забирая гитару, жестко). Дай-ка мне. Кашу готовят мальчики. Хорошо? Мы будем вас развлекать. (Наигрывает туристическую песенку).

Антс (поднося чарку Марине). Выпей.

Марина. Что это?

Антс. Лекарство.

Гуйдо. Пей, пей — кровь разогреется. Вода в реке ледяная. Небось, закоченела.

Антс. Мокрое, надо полагать, — скинули?

Ольга. А мы работаем в купальниках. Барахло пленкой обворачиваем. Знай наших. (На чарку). Мне тоже полагается?

Антс. Все сегодня получат. Пороги — порогами, а жить надо, ребята, дружно, как говорит кот Леапольд.

Марина. Пороги порогам — рознь. (Вниз). Побольше нахальства, и все сложности позади.

Антс (паясничает). Для отчаянных не пожалеем! (Наполняет чарку). Да не покинет нас удача!

Ольга. Аминь!

Антс (Гуйдо). Разевай и ты свою лузу. Развлекаться, так развлекаться! Побольше нахальства — и все сложности позади! Глотай диво-зелье!

Марина. Мы будем ночевать в палатке… И вообще — я от ужина отказываюсь. Спокойной ночи.

Марина уединяется в палатке с гитарой.

Ольга. Не обращайте внимания… Я сейчас.

Ольга скрывается в палатке.

Антс. Вы что, повздорили?.. У девчонки не все благополучно. Мне тут Ольга рассказала кое-что.

Гуйдо. Что она рассказала?

Антс. Девчонка, похоже, в хиппи играет. С какими-то художниками дружит. Забросила учебу.

Гуйдо. Мы тоже поговорили. Представь себе — о риске. Я говорю: риск — удел сильных. Хотел подмазаться, так сказать. А пигалица, не долго думая: «Сильные не в горах, сильные — перед толпой…» Каково?.. « Чем же вам толпа досадила?» — спрашиваю. Отвечает без запинки: «Толпа риска не любит» Как тебе нравится?

Из палатки доносится прекрасное исполнение фуги Баха на гитаре.
Пауза, наполненная музыкой.

Антс. Как ты думаешь — кто?

Гуйдо. Пигалица.

Антс. Что-то есть в этой стервенции… Насколько я могу судить — довольно профессионально играет…

Гуйдо. За такие мгновения я готов отдать многое… Жизнь полна сюрпризов… Не так ли, дружище?

Антс. Каша за тобой.

Гуйдо у костра. Антс оформляет место для ужина.

Иногда мне кажется, что в сытых семейках такие не водятся. И вообще — от заласканных толку мало.

Гуйдо. Ты считаешь, что твои девахи заласканы?

Антс. Что я считаю — никого не волнует. (С горечью). Потому что главное в жизни — выцарапать местечко потеплее… а потом — для форсу — и пофилософствовать можно… о высоте, о величии духовном. На что энергия человеческая уходит — сам знаешь.

Гуйдо. Твоя жена — тебе и думать… Антс, это — Бах. Фуга. Представляешь?.. Сидит стревенция в палатке, причем, одолевшая нешуточный маршрут, и царствует… над всем этим великолепием…

Антс. Восторженность твоя меня иногда прямо-таки… умиляет.

Гуйдо. Ты хотел сказать — раздражает. От Моцарта ты тоже шарахнулся. Потому что торжествовал перед твоим носом.

Антс. Моцарт цивилизованный человек — жил сердцем. Тебе бы все верхом. На рысаке… Авантюрист ты и не битый цыган.

Гуйдо. А ты — небритый и не целованный эстонец. (Подает котелок). Отнеси в палатку. Оформи в лучшем виде. Фонарик прихвати.

Антс относит кашу и фонарик. Поставив у входа, возвращается к костру. Котелок исчезает.

Друзья молча сидят у костра. Звучит Бах.

Картина вторая

Утро.
Палатка исчезла. Нет и байдарки.
На краю возвышения — над рекой — сидит Гуйдо.
Появляется Антс.

Антс. Ты, кажется, собирался порог фотографировать?.. Сидишь?

Антс залезает в плот. Достает принадлежности художника.

Решил попробовать маслом… (Гуйдо). Фуги не дают покоя? Ты лучше вспомни утро. Капризные барышни отказались даже позавтракать с нами.

Гуйдо. Это все — детство… А Бах — настоящее.

Антс. Пижонки сопливые.

Гуйдо. Амбиции — хоть отбавляй. А что, по-моему, марку они выдержали.

Антс. А заодно — по самолюбию твоему прошлись. Вот тебе Бах, вот тебе — пигалица… У Фета, кажется, есть такие строки… и плачет, как дитя, и хохочет, уходя… Забыл. Что-то в этом роде… Однажды почувствуешь, что вот так… как эти барышни… все отворотится… и повеет пустотой…

Гуйдо. При чем тут пустота? Элементарная человеческая горечь. Тихая горечь, что как ни дергайся — не нужен…

Антс. У тебя славная жена, сын — каких мало. А это?.. Проходящие мгновения… Послушаешь дома Баха.

Гуйдо. Человек хочет жить. А что такое — жить, если не за всю вселенную? Как жил великий Бах.

Антс. Бах, как известно, жил одиноко, к тому же — непризнанным.

Гуйдо. Не поняли современники необъятного Баха. А в общем-то, жили нормальненько — каждый за себя… Но мы-то мечтаем о другом!.. Вот ты взял и размазал мое сложное чувство. «Послушаешь дома Баха…» В человеке живет тайна. И тайна эта — чудо меж звезд… Без тайны живет только поросенок. Ты мне дорог тем, что приоткрываешь свою тайну на полотнах. Причем, в акварели — трепетней, беззащитней. Маслом больше мудрствуешь — подгоняешь под это. (В лоб). Недостает тайны, того самого-самого, ради чего человечество вообще живет.

Антс. Много хочешь. Молодость надменна. Иначе быть не может… Старик прекрасен уже тем, что ждет тепла, участия. Старики мир спасут, если на то пошло. В молодости и я был орешек. Раскуси-ка… Ну ладно. Я тут неподалеку буду. Вид оттуда — закачаешься.

Антс уходит.

Гуйдо включает магнитофон: звучит вторая часть 41-ой симфонии Моцарта — анданте кантабиле.
Проходит минута, другая. Появляется незнакомый человек в скромном костюме, в полуботинках. Это — Кирилл. Подходит незамеченный, садится на краю возвышенности неподалеку от Гуйдо.
Слушает.
Неожиданно Гуйдо оборачивается. Выключает магнитофон.

Кирилл. Пусть играет. Моцарт? Если память не изменяет — сорок первая?

Гуйдо. Сорок первая.

Кирилл. Пусть. Я вам не помешаю.

Гуйдо включает магнитофон. Оба смотрят на пороги.

(Не сразу, вниз). Какая непокорность!.. сквозь теснину, через камни, завалы!.. Неудержимо!.. Вот чего недостает человеку!..

Гуйдо снимает громкость.

Не доводилось, чтоб вот так — на плоту. Какое высокое единоборство!

Гуйдо. Вам недостает единоборства?

Карилл. Благополучие, достаток, довольство, а в результате — скука… Неблагополучие — на порядок выше, ибо человек терзаем, и как следствие — мятущийся, готовый к действию, одним словом — намного интересный благополучного… Человек всю жизнь чего-то выжидает…

Гуйдо (вниз). Ходить по острию ножа — счастье. Не правда ли?

Карилл. А вам не страшно? Или ваша жизнь ничего не стоит?

Гуйдо. Хочется летать, а не ползать.

Кирилл. Это верно… (Помолчав). Я — беглый. Черт сломал меня. Переломил надвое и улыбается… В минуту, когда человек решает — кто есть кто, а главное — чего он стоит — за руку хватает черт и делает так, что от человека остается одна насмешка… В каждом из нас гнездится нечто отвратительное. А между тем, человек все равно доволен собой. Улыбчивый перед чертом и перед богом. Не обижайтесь. Это я так… Вас я не имею в виду… Машина перевернулась… Нас было в кабине трое…

Появляется Сергей. Голова неумело забинтована тряпкой.

Сергей (неспешно подходя). Здравствуйте.

Гуйдо. Здравствуйте.

Сергей. Сидите? Беседуете?

Кирилл. Сидим. Приятно, когда есть о чем поговорить.

Сергей (Гуйдо). Пороги объезжаете?.. (Вниз). Рискованная игра. Не страшно? Стихия промашек не прощает. (Кириллу). Не так ли, старина?.. Идем?

Кирилл встает. Пришельцы уходят.
Гуйдо смотрит им в след.
Появляется Антс.

Антс. Что это за люди?.. Что им надо?..

Гуйдо молчит.

Они с тобой, кажется, разговаривали?.. Это — «они»?.. Что ты молчишь?.. Давай собираться. В Плинске заявим.

Гуйдо. Мне нужны слайды.

Антс. Ты что-то недоговариваешь?.. Что им нужно было?..

Из-за возвышения появляется Ольга.

Ольга. Мальчики!.. Вы что, — все еще не собрались?! А мы-то вас ждем-ждем!.. Удивлены? Скажу вам по секрету — Марина предложила подождать. Говорит, — как перевернулась байдарка — страшно ей стало. Только меня не очень-то обманешь — знаю, что ей нужно. На плот захотелось.

Антс (Гуйдо). Девчонку нельзя оставлять одну.

Ольга (Гуйдо). Марина мне сказала, что вы всю ночь слушали фуги? В самом деле? Я лично спала без задних ног. Поздравляю — Орфей чокнулся. Чтоб Маринка, да с бухты-барахты.

Гуйдо. Что — «с бухты-барахты»?

Антс. Собирайся. Покатишь под фуги Баха.

Гуйдо (Ольге). Где она?

Ольга. У грота. Рукой подать. Грот стоит посмотреть.

Гуйдо. Немного погодя.

Ольга. Случилось что-нибудь?

Гуйдо. Человек просит о помощи.

Антс. Что?.. Прости меня, но ей-богу, ты ведешь себя кокетливо… если не сказать повеселее…

Ольга. Мальчики, у вас секреты?

Антс. Мы сейчас спустим плот, и поминай, как звали.

Гуйдо. Я перестану тебя уважать, Антс.

Ольга. Вы от меня что-то скрываете?

Антс (Гуйдо). Да ты что? В своем ли ты уме?

Гуйдо (Ольге). В Плинске дождетесь нас?

Ольга. У вас тут кто-то еще?

Антс собирает вещи и бросает в плот.

Антс. Я уже сказал тебе, кто ты такой. Повторяться не стану. Не будь красавиц — не стал бы куражиться, выкаблучиваться. Все это, милый мой, — кружева, все это, прости меня, — раскудрявая канитель, которая на тебя наскочила. Демон порогов, барс снежных вершин, черт ему не брат.

Ольга. Объясните мне, пожалуйста, что случилось?

Антс. Милиция, понимаешь ли, разыскивает святую братию. Это из тех, которые брыкаются копытцами и чистят ногти ножичком да весело живут. Руки вверх, не шевелиться, следовать за мной…

Ольга (Гуйдо). Правда?.. В самом деле?.. Пойдете?.. Я позову Марину.

Гуйдо и Антс смотрят друг другу в глаза.

Гуйдо. Антс… они не опасны…

Антс. Ты хоть знаешь, что такое — загнанный в угол двуногий?!

Гуйдо. Мы с ним Моцарта слушали…

Антс. С кем?..

Ольга. Неужели пойдете?..

Антс. Перед вами на руках потопает. А только знай — не принимаю! Не понимаю! (Рукой вверх по течению). Там! — на скале! — ты, небось, трепетал осиновым листом?! Когда подступили те четверо?! Но там я бы разорвал их на части! В куски! А сейчас!.. сейчас ты мне в корне несимпатичен… Твои забавы переходят границы.

Гуйдо. Это не забавы, Антс…

Антс (перебивая). Я знаю одно — типы вне закона! А потому — вне участия! Их личные дела меня не интересуют! Я вышел из того возраста, когда авантюры волновали мою кровь! Есть в жизни дела и поважнее…

Гуйдо. Антс, один из них просит о помощи.

Антс. Ступай… Иди же! Но если они догадаются, что мы разговаривали с милицией!..

Гуйдо молчит.

(Ольге). Убирайтесь в Плинск! Не путайтесь тут под ногами!

Ольга (Гуйдо). Вы пойдете?..

Гуйдо мочит.

Я позову Марину.

Ольга уходит.
Пауза.

Антс (подает финский нож). На. Ты мне со своими Карпатами крепко попортил крови. Но, видно, этим не кончится.

Антс чувствует, что Гуйдо не отступится.
Гуйдо отказывается от ножа.

Ты всегда был свихнутый, с приветом, но одно дело — в творчестве… Да — тоска по идеалу, поиск ускакавшей мечты, плачь насмешливых иллюзий… но совсем иное дело — жизнь… действительность… Ты ее плохо знаешь, дорогой. Слишком у тебя все благополучно сложилось…

Гуйдо берет магнитофон и уходит. Звучит симфония Моцарта — «Юпитер».
Антс садиться на плот. По мере удаления Гуйдо, музыка затихает.
Антс достает топор, прислоняет к плоту. Все же убирает обратно. Уходит за мольбертом.

Появляются Ольга и Марина с байдаркой.

Ольга. Ребята!.. Пусто… Не вдвоем же они ушли.

Марина. Может, вдвоем?

Ольга. Бросив плот?

Марина. То звучал Моцарт. Сто против одного — это они. У них транзистор.

Ольга. Ребята, конечно, отчаянные, но вряд ли пошли оба… Антс!!

Тишина.

Все из-за тебя.

Марина. Что — из-за меня?

Ольга. Антс сказал, что Гуйдо из-за тебя все это затеял.

Марина. Антс сказал?.. Много он знает… Он, в самом деле, так сказал?

Ольга. Зачем мне врать?.. Была тебе охота всю ночь теребить фуги?.. Что-то я тебя не узнаю.

Марина. Я тоже… «Положительный» молчит… а я — играю… Из палатки он хорошо виден. Наблюдаю. Ночь давно, а он все сидит.

Ольга. Он старше тебя вдвое.

Марина. Костер давно прогорел, а он сидит да сидит, уткнувшись носом в угли.

Ольга. У него наверняка жена, дети. В его возрасте всем этим обрастают по уши. Маленькое ночное приключение — куда ни шло, но чтоб так размечтаться… Смотри — мужику только намекни.

Марина. Не твое дело. Святая нашлась.

Ольга. Ты на меня не кивай. У меня началось все красиво… Мой милый, долговязый Андрюшенька!.. Все бы у нас было расчудесно… да если бы не флот… За три года можно и Василису Прекрасную забыть… Чего вспоминать? Все равно не жалею. Что было — то было. Пять лет, а вроде — вечность куда-то уплыла.

Марина. Меня никто еще так не слушал, как этот «положительный».

Ольга. Так уж прямо. Мужики тебя жалуют. «Маринка, Маринка…»

Марина. Он сидел у костра, а мне почему-то чудилось, что под моими пальцами не струны, а чьи-то нервы… и сладко так было их теребить…

Ольга. Может, ты вылезла? Из палатки?.. Темнишь ты что-то.

Марина. Ничего ты не понимаешь.

Появляется с мольбертом Антс.

Антс (холодно). Явились-таки?

Марина (язвительно). Остались-таки?.. Где-то Моцарт гуляет — ищет ветра в горах, где-то друг пропадает, забавляя девах…

Антс. Вот что. От плота — ни на шаг. А главное: сегодня мы — здесь, завтра — там. Вы меня поняли? Мы ничего не знаем.

Марина. Оля сказала, что «положительный» отправился в лес из-за меня. Это правда?

Антс. Этот ненормальный всю жизнь такой.

Марина. Он вам нравится?

Антс. Пусть нравится жене, господу богу, если нужно — теще, а в походе свои законы… Подбил меня на эту разухабистую авантюру. «Красота, романтика!..» (Ногой в плот). Четыре пуда. Куча барахла… Стоило проскочить несколько порогов — и понесло, и поехало…

Марина. «Риск — удел сильных личностей». Это его слова.

Антс. Не сидится человеку. Ищет тему. А только тема — тут. (В сердце). С темой человек рождается. Только прислушайся.

Марина. Вы очень любите Эстонию?.. Неужели вас не волнует судьба здешних?

Ольга. Что ты ерепенишься?

Марина. Скажите, Оля вам нравится? Русская душа. Я без нее не смогла бы.

Ольга (Антсу). Не обращайте внимания. Она беспокоится. За Гуйдо волнуется.

Марина. Что вы думаете, если Оля сядет в байдарку и помчит в Плинск?

Антс. Дуй-ка прямым ходом. И сразу в милицию.

Ольга. Надо подождать. Гуйдо знает, что делает.

Марина. Гуйдо специально включил Моцарта?.. А если от них и след простыл? (Антсу с вызовом). Вам не кажется, что Гуйдо рискует? Перед нами?

Ольга. Не слушайте ее.

Марина (Антсу). Скажите, как вы относитесь к благоразумию?.. Мне почему-то кажется — с восторгом. В ваши годы благоразумие — как воздух… Странно, что ваш друг — поклонник риска…

Ольга. Угомонись ты, наконец.

Марина. Человек либо под обстоятельствами, либо над обстоятельствами. (Антсу). Вы со мной не согласны?.. Вы все-таки надеетесь, что злодеи скрылись?.. и Гуйдо останется с носом?… все его геройство получится сомнительным.

Антс. Пожалует десятиногое обстоятельство — не до веселья будет.

Ольга. Марина, иди-ка сюда. (Антсу). Мы спустимся к реке.

Уходят за возвышение.

Антс. Поклонники риска… Черт вас не трепал…

Антс действительно обеспокоен. Достает карту. Изучает ее.

(Кричит вниз). Эй!.. Ступайте сюда!..

Изучает карту. Появляются Ольга и Марина.

Собирайтесь. Отправитесь в Плинск. Скажете, что замечены подозрительные, и что ситуация очень серьезная. Мы находимся вот в этом месте. (В карту).

Марина. Я не поеду.

Антс. Здесь тебе делать нечего!

Появляется Сергей.
Пауза.

Сергей. Добрый день…

Антс. Здравствуйте.

Сергей. Простите за беспокойство, но мне нужно знать — где он?

Антс. Кто — он?

Сергей. Тот, которого увел ваш меломан, любитель громкой музыки.

Ольга. Мы сами хотим знать, где наш товарищ. Вам тоже ничего не известно?

Сергей. Нам?.. Развлекаетесь? Веселитесь? Вальяжничаете в здешних краях?

Антс. Собственно, что вам от нас надо?

Сергей. Вам порогов мало? Водная стихия не освежает?

Антс. Кто вы и что вас интересует?

Сергей (раздраженно). Это я спрашиваю, что вас интересует?!! Что вы носом тут вертите?!!

Ольга. Мы вреда никому не причинили. Почему вы так с нами разговариваете?

Сергей. Свою жизнь вы сами испортили… (Антсу). Прошу вас — зайдите за плот.

Антс. Что? Это еще зачем?

Сергей. Прошу. Так надо.

Антс. Что значит — так надо? К дьяволу! Прочь!

Сергей. Зайди, я сказал!

Антс. Много себе позволяешь!.. А ну марш, пока цел!

Сергей (вкрадчиво). Рискуете своей дурацкой башкой.

Сергей угрожающе погружает руку в карман.
Антс выхватывает топор.

Антс. Прочь! Раскрою, как лягушонка!

Сергей направляется на Антса пистолет.
Мучительные мгновения.

Сергей. Брось топор… Я повторять не стану… Зайди за плот… (Поднимает топор, наносит удар по дну плота, подходит к байдарке, делает то же самое). Придет беглец — скажешь, что я дожидаюсь… весь в нетерпении… а ты (Ольге— пойдешь со мной. (На остальных). Им все равно спешить некуда.

Марина. Что все это значит? Никуда она не пойдет!

Сергей. Может, ты хочешь? Мне все равно. (Антсу). Скажешь — как только явится: я жду. (На Ольгу). Девочку не обижу. Верну вашу кралю в солнечном виде. Плот — не трогать. (Ольге). Ну что — идем?

Антс (бросаясь на Сергея). Ты много себе позволяешь, недоносок!!

Сергей. Стой!! (Вполне убедительно). Я сказал — не трону…

Марина берет гитару.

Марина (решительно). Я пойду.

Сергей (Антсу). Не надо было соваться не в свое дело. Теперь будете зимовать.

Антс. Ты думаешь, я позволю увести в вашу шайку девочку?!

Антс бросается на Сергея, но Сергей в последний момент успевает увернуться.

Сергей. Черт тебе подрал!! (На Марину). Кто она? Дочь твоя?

Антс. Не твое дело!!

Сергей. Нет никакой шайки… Мне тот нужен… что ушел за вашим музыкантом.

Антс. Жди здесь.

Сергей. Когда придет, скажешь ему так: либо она (на Марину), либо — он. А тебе я слово даю!! Надо!! Сказал — не трону!!

Марина. Я ему верю. Идем.

Сергей (остающимся). В ваших интересах — чтоб все тихо. Передайте так, как я сказал.

Сергей и Марина уходят.
Пауза.

Ольга. Странно. Но я ему верю… В то же время — пистолет… Вы что-нибудь понимаете?..

Антс. Будь здесь.

Ольга. Послушайте!.. Если он думает, что беглец из-за Марины возвратится, то все это как-то не понятно. Вам не кажется?

Антс уходит.

Издалека доносятся звуки симфонии «Юпитер».

Антс!.. Гуйдо идет! Слышите?!

Ольга бежит навстречу музыке.

Действие второе

Картина третья

Обстановка та же.
Входят Гуйдо, Ольга, Кирилл.

Гуйдо (не сразу). Значит, он вооружен… Дела… Антс давно ушел?

Ольга. Минут десять — не больше.

Кирилл. То, что у него пистолет — для меня новость… Почему он не возражал, когда я уходил от него? Сидел. Молчал. Откуда такой авантюризм? Явиться, покалечить плот, увести девушку. Что его обуяло?

Входит Антс.

Гуйдо. Где Марина?… Что с ней?

Антс (холодно). Баха играет.

Гуйдо. Марина с гитарой?

Ольга. Марина отчаянная. Вы ее не знаете.

Кирилл (не сразу). Это рыжий дал ему пистолет. Несомненно. Я кое-что начинаю понимать. Быстрый, решительный — этот коренастый рыжий обшарил конвоира и шофера.

Гуйдо (Антсу). Перевернулась машина. Милицейская. Им удалось бежать.

Антс. Бежать?!

Гуйдо. Везли в райцентр. После суда. Авария произошла на дороге.

Антс. Выходит — вы случайные попутчики?

Кирилл. Я их абсолютно не знаю.

Антс. Что этому ублюдку надо?

Кирилл. Дождаться рыжего хочет. Рыжий сказал: ждите — я скоро.

Антс. Рыжий — он что, уголовник?

Кирилл. Возможно. Дело свое он знает.

Антс. А вы что же? Энергичный человек?

Кирилл. Не говорите…

Помолчали.

Меня осудили… втащили в черную, непроницаемую безысходность… И вдруг услышал я Моцарта… над ущельем… Что-то произошло со мной… Далекий зов оцепеневшей души… Я тут за скалой таился… Ночью слушал игру на гитаре. Утром слышал ваш спор. «Человек хочет жить, а что такое — жить, если не за всю вселенную…» Боже мой, что со мной происходит?!.. Однако вы обеспокоены. Пойду.

Кирилл уходит.

Гуйдо (вслед). Постойте-ка!..

Молчание.

Дождемся Марины.

Антс. Плот нужно латать.

Гуйдо. Может, не стоит пока?

Антс. Что значит — не стоит? Тебе требуется разрешение? Будем ждать, пока они разгуливают?

Гуйдо. Как хочешь.

Антс (не сразу, взорвавшись). Не о том хлопочешь, голубчик! Совершенно не о том! Подумай хотя бы о детях! (На Ольгу). Не видел, что такое торжество, ликование подонка…

Ольга. А мне кажется, этот парень — не подонок. Я знаю подонков.

Антс. Человек становится подонком вдруг! Раз! — и готов подонок!.. Все мы балансируем над пропастью… да судьба, слава богу, миловала…

Гуйдо. Он тебе угрожал? Он унизил тебя, Антс?

Антс. Я никому не мешаю жить!! И сам не потерплю!!

Гуйдо. Это я знаю.

Антс. Что ты знаешь?! Или ты думаешь — мне это ничего не стоит?! (Вдруг). Прочь!! От лиха — как от огня, как от чумы!! (Взяв себя в руки). Я рубанул бы… боже мой, — не раздумывая… Господь тому свидетель.

Ольга. Если бы кто другой был, а не этот (крутит пальцем у виска), придурковатый — не знаю, чем бы все кончилось…

Антс (Ольге, раздраженно). Что тебе надо?! Зачем вернулись?! Мы прибыли сюда работать! Знаешь, что это такое — работать?!

Ольга молчит.

Защитница нашлась. Небось, он вам мил? — с пистолетом-то! Молодой, дерзкий! (В сторону леса). Фуги разыгрывает. Все — тра-ля-ля… (Гуйдо). Оглядись!.. Раскрой душу! Чем ты занят?!

Пауза.

Гуйдо. Сначала наладим байдарку.

Ольга. У меня есть отличный клей. Дыра не рваная. Я смотрела.

Антс (на байдарку). Помогите перевернуть.

Ольга. Когда я сегодня проснулась, Марина тут же заявила: уходим. Ну что ж, подруга говорит — значит надо. А в гроте — молчала, молчала и на попятную: «Мне страшно плыть в байдарке, — говорит. — Давай подождем». Когда сюда вернулась, знаете, в чем призналась? «Меня никто еще так не слушал, как этот «положительный». (Гуйдо). Она вас «положительным» дразнит.

Антс (в сторону леса, желчно). Тот тоже, наверное, «положительный», — сидит, слушает.

Ольга. Если бы не топор — он и тут был бы другой. (Увидев реакцию Антса). Но я совсем не считаю, что вы испугались. Наоборот. Я знала, что вы его не отпустите. Если бы кто другой был — все кончилось бы ужасно.

Гуйдо (на Ольгу). Она тебя хорошо почувствовала.

Ольга. А, в общем-то, не будь Марины — была бы сейчас в Плинске… а, может, и дальше… Марина немножко — ку-ку. Нехорошо так говорить о подруге, но иногда она меня удивляет. (Гуйдо). Ее заинтересовали слова о риске. Это она меня в Карпаты затащила. Хочу. Поедем. Ты обещала, и все такое. Они с матушкой поцапались. Бесконечная история. Мать у нее — железная леди. Только и Марина не лыком шита. Упрется — не своротишь. (Гуйдо). То, что вы отправились в лес — к тем, — ее ошарашило. С ней что-то сделалось. Сначала не поверила — когда я сказала -, а потом притихла и знаете, что выдала? «Это на него похоже».

Гуйдо. Что-то не идет. Вы тут без меня справитесь.

Гуйдо уходит.

Антс. Два сапога — пара.

Ольга. Таких отчаянных, как Марина, — мало. Люди нынче живут разумненько. С оглядкой, с мозгой, а если приглядеться — скучища… В фугах Баха я, конечно, не разбираюсь, можно сказать — профан, каких мало, но когда Марина играет — люблю. Сидит в байдарке пассажиркой и бренчит. Но вот что я заметила: как только обстановка усложняется: пороги приближаются, стремнина начинает петлять, скалы сдвигаются со всех сторон — вся она каменеет, струны рвет жестче, и лучше бы вовсе не теребила своего гениального Баха. Мне лично становится не по себе. А она знаете, что говорит? «Обожаю такое состояние». Она вообще ненормальная. Не поверите — но ведь она не умеет плавать… Я бы не решилась.

Антс. Почему Марина бросила учебу?

Ольга. Мамаша в университет ее устроила. На юридический. Да Маринку без музыки нельзя представить. В музыкалку собирается. Мамулю это заявление взбесило. «Сомнительные компании тебе голову вскружили!.» Сомнительные… Много она знает… У нас в доме часто бывают мамины друзья — художники. В Маринку все влюблены. Кстати, попросите Марину почитать стихи. Цветаеву, например, — на память в любой момент. Под аккомпонимент. Она и музыку сочиняет.

Антс. Чем ты занимаешься?

Ольга. Воспитальницей работаю, в детском саду. Педучилище закончила. Профессия, конечно, — не фонтан.

Антс. Почему — не фонтан?

Ольга. Ума особого не надо. Да и зарплата — всего ничего. А, в общем-то, я люблю детишек… Что-то они не идут. А вы по дороге не хотите в Киев заехать? Мы бы вас познакомили с нашими друзьями, с мамой моей.

Антс. Не по пути нам.

Ольга. Жаль… Вам не кажется, что этот — любитель Моцарта — собирается в милицию? Товарищ с оцепеневшей душой… А парень с пистолетом — не бандит. Сердцем чую.

Антс. Я могу понять пса, обыкновенного четырехлапого пса, потому что нутро зверю подсказывает: это — хорошо, это — плохо… Но когда человеческие мозги искрятся да играют…

Ольга. Поклонник Моцарта — забавный тип. Как вам нравится его закидон: «Жить за всю вселенную…» Интересно, что с ним стряслось?

Антс. Скрывается — значит грязь. Говорить мы все умеем.

Ольга. Извините меня за вопрос… вы счастливы?

Антс молчит.

Ольга. Мой папа тоже ужасно умный — все он знает, все ему понятно, а я вот уверена — жалеет он, что ушел от мамы… Как-то признался мне — в этих краях — что на порогах отдыхает. Душой и телом… Как вы думаете, что такое — утвердиться?.. Мама говорит: пороги — это потеха, развлечение для юнцов.

Антс. У тебя умная мать.

Ольга. Она бы с вами с удовольствием познакомилась. Может, заедете?

Антс. Не о том думать надо!.. Не верится, что все обойдется. Положению троицы не позавидуешь. Удрать — удрали, а что дальше?.. Коль обнаружил пистолет — дело дрянь. Только рыжий знает, чего хочет. Потому и удрал.

Появляется Марина.
Молчит.
Садится в сторонке.

Ольга. Ну что?.. Гуйдо там?.. Ты что?.. Что-нибудь случилось?

Марина (не сразу). Он задушил жену.

Ольга. Кто?!

Пауза.

Антс. Известно — кто. То-то его лихорадило. Стоило мне топор выхватить — так все и взыграло в нем. Прямо-таки возликовал. Куражится человек. Не просто так пистолет ему доверили. Рыжий знал, кому давал. С первого взгляда оценил.

Марина (с вызовом). Он плакал!

Ольга. Кто плакал?.. С пистолетом который?!

Марина. Он слушал фугу, привалившись к дереву… и вдруг спросил: «Ты меня, в самом деле, не боишься?»

Ольга. А потом?

Марина. Молчал, слушал.

Ольга. А про жену как же?

Марина. Жутко просто: «Я задушил свою милую жену… и теперь мне никто не страшен… Этот бык с топором меня развеселил. Неужели он не знает, что мне сейчас никто не страшен?..» Я спросила, зачем ему нужен второй, который удрал от него? Он молчал. Потом сказал: «Хочу знать, что он надумал». Вскоре вернулся беглец.

Антс (ехидно). Сел у дерева и стал слушать. Для полного комплекта рыжего недоставало. Филармония.

Марина. Вы же!.. всю жизнь слушаете только себя!..

Антс. Что верно — то верно. Таков человек. Что-то вроде бездонного котла… в который и Баха можно затащить.

Марина. Вы — циник.

Антс (ехидно). Потом пришел Гуйдо и тоже сел слушать. Почему там остался?! Что ему от них надо?!.. С этим непоседой нахлебаешься. Наивного человека — вроде вас — переварить можно, сумасшедшего же…

Помолчали.

Они вдвоем с братом Белое море пересекли. На маленьком катерке. От Архангельска — до Соловков, от Соловков — до Беломорска, не считая остальную часть пути — по Сухоне, по Северной Двине, и где там они еще были. Из Ленинграда вышли, в Ленинград возвратились. Кружок в четыре тысячи километров… (Замолкает).

Ольга. Ну и что?..

Антс. Человек — игрок… В риске родился, в риске жить будет. Только рискует человек по-разному… Все зависит от того, что тут. (В сердце). Тому, кто задушил человека — Бах твой не нужен. Закон нужен. Законы создают люди… чтоб отделить белое от черного, и точка… То, что Гуйдо там торчит — игра. Извечная игра. Ему, видите ли, — натура нужна, материал творческий. Хотя прекрасно знает, что риск подонка хуже горного обвала.

Марина. Вы — человеконенавистник.

Антс. Дома подведешь баланс. Не лезь к человеку, когда он того не хочет, когда тебя не просят.

Ольга. А как же тот — оцепеневший?.. По-моему, он исповедаться хочет.

Марина. Перед кем исповедаться? Перед этим? (На Антса).

Антс. Надо кончать комедию. Ждите.

Антс уходит.

Ольга. Ты его не терпишь?.. А межу тем — вы с ним ужасно похожи… Ты заносишься своими фугами, он — своей независимостью.

Пауза.

Марина. Можешь себе представить, — парень слушал и вдруг покатилась слеза… Отвернулся и долго молчал… Он то и дело менялся, то становился холодным, надменным… то незаметно размягчался… и становился очень даже симпатичным, я бы даже сказала — привлекательным… Что мы знаем? Чем мы лучше его? Тем, что можем многое терпеть, а он — нет?

Ольга. По-моему, Антс тоже терпит. Ты заметила, какой он был с топором?.. Каждый в себе что-то таит, хоронит.

Марина. Меня Гуйдо удивляет. Он какой-то не от мира сего. Подходит сейчас — там (в сторону леса) — и как ни в чем не бывало: «Маленькая чудотворница ворожит? Я сегодня всю ночь слушал ее, глаз не сомкнул». А потом, как бы, между прочим: «Марина, обед пора готовить… А вы не хотели бы с нами пообедать? — к тем обращается. — Чем богаты, тем и рады».

Ольга. По-моему, вполне нормальный человек, этот Гуйдо.

Появляются Антс и Гуйдо.

Антс (подружкам). Быстренько собирайтесь.

Гуйдо. Ты плот уже заклеил?

Антс. Какой там. Помоги перевернуть. На бок поставим.

Гуйдо. Антс, ты не возражаешь, если захватим Кирилла?

Антс. Что? Любителя Моцарта?

Гуйдо. Да.

Антс. Он решил прокатиться до Плинска?

Гуйдо. Похоже.

Антс. Помоги.

Устанавливают плот на боку.

А тот?.. Молодой?

Гуйдо. Сдается мне — у него большой срок.

Антс. А у этого? — с оцепеневшей душой?

Гуйдо. Два года.

Антс. И убежать?.. Дурак.

Гуйдо. Рыжего испугался. Не столько, будто бы, испугался, сколько заметались в панике, — рыжий оглушил конвоира.

Антс. Оно и видно: ни рыба, ни мясо. (Подружкам). Что сидите?

Марина. С вашей прытью, пожалуй, лоб расшибете. Что ни говори — старый друг лучше двух новых.

Антс. Поговорка безупречная, конечно, тем не менее — сядешь к нам в плот. Так и быть.

Появляется Кирилл.
Всеобщее внимание к пришельцу.

Кирилл. Ремонт?.. Серьезные неполадки?

Антс. Двадцать минут. Максимум — полчаса.

Гуйдо. Что он там?

Кирилл. Уходить надо… Его положению не позавидуешь.

Антс. А рыжий?.. Когда он возвратится?

Кирилл. К чему ему лишняя обуза? Ищи ветра в поле.

Антс (в сторону леса). А тот?

Кирилл. Молчит. Плохо молчит… Пойду к нему. Может сюда пожаловать.

Антс. Минут через двадцать подходите. (Вслед). Ждать не будем!

Кирилл уходит.

Марина (не сразу, ехидно). А как же обед?..

Антс. Тебе что — супчику захотелось? Нам бы кашу расхлебать.

Марина (ехидно). И то верно: каждый устраивается, как умеет.

Антс. Еще годик-другой — замшелой кикиморой станешь.

Гуйдо. Я их пригласил на обед, Антс.

Антс. Что?.. На обед?..

Марина. Улыбчивая дипломатия… Во всяком случае — я попалась на удочку.

Антс (Гуйдо). Ты что — в самом деле?.. Зачем?

Марина. Не беспокойтесь — оперативная хитрость.

Антс (глядя в глаза Гуйдо, Марине). Ошибаешься… Вот шкурка — зачищай. Да поторапливайся.

Гуйдо (зачищая повреждение). Не нахожу криминала. Нам и самим не мешает отобедать.

Ольга. Может, заняться?.. Мне почему-то вспомнилась моя мамуля. Папа терпел ее, терпел… и однажды заявил: «Для сосредоточенной работы необходима иная жизнь, иная обстановка…» (Помолчав). И то верно — за папулю любая схватится. Шикарненько устроился. Даже неловко за него. Денег, конечно, не жалеет, но что нам его деньги?

Появляются Сергей и Кирилл.
Пауза.

Сергей (глядя на приготовления, не сразу). А вы знаете — я поверил… Представьте себе…

Ольга (поспешно). У меня есть отличный гороховый суп. В концентратах. И быстро, и вкусно. Я — мигом. Костер только нужен.

Сергей. Быстро для кого: для нас или для вас?

Ольга. Да что вы, в самом деле? Кстати, Гуйдо только что объявил, что пригласил вас на обед.

Сергей (не сразу). Марина… ты можешь это подтвердить?

Марина (с явным вызовом). А иначе что будет?.. Явились — садитесь, ждите.

Кирилл. Разрешите, я костер разведу?

Ольга. Марина не в духе. Она тоже не верит, что Гуйдо искренне пригласил. Люди часто пасуют перед душевной широтой. Мой папа, например, устал от мамули. Измучился вконец. Кто у нас только не бывает! Мама подкармливает студентов, студийцев художественного училища, разных неудачников. Мамулю многие знают. Иногда мне кажется — ее вовсе не потому уважают, что она известный фотограф. Правда, Марина?

Кирилл. Все это приятно слышать… Как вы думаете — почему я здесь?.. Много могу наговорить, а могу в двух словах: рыжий так захотел. Рыжий обронил не больше десятка слов, а дело сделал. Парадокс? О, нет. Рыжий знает, чего хочет. Так сказать — крепко стоящий на земле.

Сергей. То-то он мечется.

Кирилл. Дайте высказаться… Как хотите, а поэты на земле жили и жить будут… Сегодня я слышал замечательные слова: «Жить за всю вселенную…» Эти слова где-то над. Над нашими печальными головами… ибо в жизни верховодят не поэты…

Сергей. Болтунов, вроде вас, всегда хватало.

Кирилл. Вот как? Значит — хватай, цапай, а напакостил — драпай?.. Не скажете. Такие люди, как Олина мама — очень не редкость. Уж вы мне поверьте. Беда в том, что жить на всю вселенную… как бы это лучше сказать?.. страшно. Именно — страшно. Человеку нужно пощупать, прицениться. А щупать тут нечего. Вот и таится… на всякий случай. А если разобраться: от самого себя прячется. Ведь терять-то абсолютно нечего!.. если жить по-человечески.

Сергей. Куда занесло. Во вселенную… У многоопытного туриста (на Антса) спросите, что такое — вселенная? Вселенная, это — я! (Антсу, ехидно). Не так ли? Кто я для него? Кто он для меня? Вселенную и на двоих не поделить.

Кирилл. Вот именно — «поделить». Всем бы делить. Дающий всегда был и будет прекрасней берущего. За дающими — мир, будущее.

Сергей. Человеческая щедрость — блеф. Добренький человек согласен штаны отдать, только бы нажить доверие к своей персоне. А персона-то чаще всего мизерная. Человек без самолюбия — не человек. (Антсу). Правду я говорю?

Марина (вызывающе). Амбиция. Дешевая… Там (в сторону леса) я вам верила. Сейчас вы пижонитесь. Кривляние.

Сергей. Чему же ты верила?

Марина. Вашим слезам.

Сергей (растерявшись). Что с тобой, девочка? Тебе в самом деле показалось?

Гуйдо. Искренний человек — красивый человек. Марина хорошо вас поймала.

Сергей. Вот как? Поймала? Красивый человек? (Ожесточаясь). Вы не видели настоящего красавца… с топором. Сверх живописного. Красота-то его (на Антса) через край плещет. От души рубанул бы. С наслаждением… Вселенная.

Гуйдо. Чепуха. Я вам не верю. Антс мухи не обидит.

Сергей (не сразу). А только жаль, что не рубанул… Преподнес бы урок, что такое — человек… (Упаднически). А заодно познакомил бы со вселенной…

Кирилл. Сильный человек и в гневе руководствуется сердцем… Человеческая суть здесь (в сердце) упрятана… Только сильный может спасти свою душу… Кто я? Что я? Ужасное недоразумение… имя которому — уставший холостяк…Сидишь ли за письменном столом, пьешь ли чай на кухне, лежишь ли перед сном в ванне — музыка. За свою жизнь я собрал довольно приличную фонотеку. Матушка моя была профессиональной певицей. Музыка у нас звучала с утра и до вечера. Но отец, тем не менее, нашел, что я прирожденный зоолог. Зверопас от бога — любил он шутить. В общем-то он прав: зверушек в доме у нас всегда было больше, чем друзей. Да…Моцарт — моя любовь, моя тайна, моя молитва… Этот великий из величайших даже в печали улыбается, даже потрясение облекает в прекрасное, даже в крахе — не хнычет. Вы обратили внимание, что его Реквием — эта космическая музыка — начисто лишен жалобы?.. Приподняться к Моцарту — на цыпочках — и обняться братьями… Так мне, во всяком случае, мечталось… А за стеной — неблагополучная семья… Это уже здесь — в Карпатах — грянул гром. Моя жизнь прошла в основном во Львове. В Карпатах я всего лишь пятый год, — работа вынудила перебраться в эти края. Так вот: за стеной вскипал очередной скандал. Глава семейства верховодил, так сказать. С наслаждением, с бутылочкой. Разобраться в жизни такой семейки даже милиция не в силах. Уверяю вас… Чтобы не слышать циничного безобразия, я, как обычно, прибавил громкость проигрывателя. Скажу вам откровенно: за короткое время я потерял сочувствие даже к его жене. В общем — все было, как всегда…. Но на этот раз раздался звонок. Стоило мне прибавить громкость — звонок. Открываю. Оттолкнув меня, он тут же устремился в комнату, сорвал пластинку с проигрывателя и об колено — трах… До сих пор не могу понять — куда запропастился в то мгновение мой божественный Моцарт? — душа моя, молитва моя… Схватил я сувенирный топорик со стены — подарок друга, лесника — и швырнул!.. в наглую физиономию… В общем — он лишился глаза. Жена подала в суд… Знаю, что виноват, понимаю, что произошло ужасное, но что меня больше всего убивает — вы на это обратите внимание — не могу, как прежде, слушать Моцарта… где-то он теперь далеко… не до братства как-то стало… И вдруг — вчера — точно на небе засветилось: слышу звуки «Юпитера». Я не мог уже ни таиться, ни думать о чем-либо ином — я должен был увидеть живых людей… Понимаете? — живых… (Помолчав, Сергею.) Неужели вы стыдитесь своих слез?.. (Видит пистолет, извлеченный Сергеем).

Сергей. Понос интеллигента. Вам плевать на соседа … и прежде, и теперь… Нарвались на неприятность — вот вам и досада… Моцарт, братство… Вся ваша тирада улетучилась? (Играет пистолетом). Болтовня — она любезна многословам. А почему? Да потому что ничего не могут. Вселенная как раз для таких.

Кирилл. Уберите. Утопите. Вам станет легче. Уверяю вас.

Сергей. А зачем мне — легче? Омниа меа мекум порто. На латинском это означает: все свое ношу с собой. С этой штукой чувствуешь себя хорошо. Кур гонять — веселая потеха. Земные развлечения мне больше по душе. Мечтатель из меня не получился. И во вселенную не очень тороплюсь. Шлепнули меня об землю…

Кирилл. Во что вы верите, молодой человек?

Сергей. Да хотя бы в то, что сижу рядом с вами. Песня обновилась и — сладко. Много ли мне сейчас надо?

Кирилл. Не будьте циником.

Мария. Дайте покуражиться. Похоже — унижался молодец, пресмыкался, не мешайте теперь насладиться… А слеза у него была не горькая — там — сирипчик выдавил. Себя, оказывается, жалел.

Ольга (поспешно). Вы на Марину не обижайтесь. У нее тоже все плохо. Она отчаянная и может наговорить сама не знает что.

Сергей. Отчаянная — это хорошо. Отчаянные — настоящие. Скажите — вот вы (Гуйдо) — если на то пошло — , зачем вам понадобился этот человек? (На Кирилла). Дорог он вам? Жить без него не можете? Хоть удавите — не поверю.

Кирилл. Человек, видно, большого сердца…

Сергей. Прав тут только один. Молчаливый. (На Антса). Залатает плот — и был таков… А потому — кто лишний, тот и музыку заказывает… А с этой штукой можно и пляску заказать. Вы что-нибудь слышали о пляске святого Витта? Сугубо земная пляска. (Качает пистолет).

Ольга. Прекратите вы, наконец, эту… чепуху! Что за разговоры?! (Марине, возмущенно). Зачем ты такая, Маринка?! Ты только что говорила — здесь, минуту назад: чем мы лучше его?! (На Сергея). Мы умеем терпеть, а он — нет! Не может! Зачем ты сейчас такая?! Только потому, что он не знает, как быть?! что с собой поделать?!!!

Молчание.

Сергей. Я на Марину не обижаюсь. У нас с ней тайна. Как бы девчонка ни кусалась — голос слышу. Слово человеческое — сор, выдумка, плевок. В кудрявых словах мало правды. (Марине). Так я говорю?

Марина читает Ахматову:

Я вижу все. Я все запоминаю,
Любовно-кротко в сердце берегу.
Лишь одного я никогда не знаю
И даже вспомнить больше не могу…

Я не прошу ни мудрости, ни силы,
О, только дайте греться у огня!
Мне холодно… Крылатый иль бескрылый
Веселый Бог не посетит меня.

Ольга (внимательно смотрит на Марину, подходит). Прекрати. Возьми себя в руки. (Всем). Вот — по куску хлеба. (Раздает). Сейчас будет суп и каша.

Кирилл. Откровение большого поэта — что теплый хлеб на ладони. (Держит на ладони кусок хлеба. На пистолет). Эта мрачная вещь не даст вам успокоения.

Сергей. Успокоение? Вы ждете успокоения? Уж не там ли? Под прицелом конвоира… Да вы не человек, если не плачете по свободе!!!

Кирилл. О какой свободе вы говорите?.. Не уподобляйтесь волку. Ваше развитие не даст вам покоя.

Сергей. Лучше — волком, чем ягненком… Не правда ли, господа?.. Все мы недотроги…

Кирилл. Как хотите, а я верю этой симпатичной девушке. (На Марину). Я хочу сказать: крах приходит не всегда от жестокости. (Сергею). Не нужно наговаривать на себя.

Сергей. Уйди я прочь — вы бы с облегчением вздохнули… со всей вашей верой.

Ольга (подавая Сергею миску с супом). Поешьте.

Сергей сует пистолет в карман и жадно принимается за еду. Марина играет фугу Баха.
Кирилл тоже принимается за суп.
Антс и Гуйдо переворачивают починенный плот. И вдруг, как молния, Антс бросается на Сергея. Присутствующие не успевают опомниться, как пистолет оказывается в руках Антса.
Антс садится на край плота. Чувствуется, что он наконец-то расслабился.
Сергей кидает миску в реку.

Пауза.

Кирилл. Гениально.

Антс (Ольге). Дай что-нибудь поесть.

Ольга наливает в миску суп.

Марина (Сергею). Не отчаивайтесь. Будем жить за всю вселенную… Боже мой, — до чего же мне это знакомо!!

Ольга. Ты имеешь в виду свою маму?

Марина в гневе смотрит на Ольгу.

Кирилл. Когда нас везли… в закрытой машине нас везли… отчего-то вглядывался я в рыжего… В нем ощущалась сила, уверенность. В его-то положении!! Сосредоточенный, весь в себе, он сидел, как гранитная глыба. Может быть, это невероятно, но меня тянуло к нему… Мы ехали довольно долго. И вдруг — удар! Все завертелось, закрутилось!.. Когда замерло — кабина была деформирована, дверь — приоткрыта… Рыжий рванул вон. Он действовал, как одержимый. Машина ударилась о дерево, у подножья горы, тут же начинался лес… До сих пор не могу понять, что со мной происходило? По природе я крайне нерешительный, можно сказать — мямля, каких мало… Да… Будь я один — я бы остался… во всяком случае — вернулся. Оказал бы помощь шоферу, охраннику… (Сергею). А вы?

Сергей молчит.

Притча про жалкого котенка… Знаете, о чем мне потом думалось?.. Что одинокий человек — ничтожный человек.

Марина. Голову надо иметь на плечах. Только и всего.

Ольга. Голова, может быть, и хорошо, да что-то не вижу толку от твоего ума. Мотаешься бездомным щенком. Ни вашим, ни нашим.

Кирилл. Извините меня… но из разговора я понял, что у вас (к Марине) сложности с мамой?

Ольга. Эта тема под запретом. Хотите знать, кто такая Марина? Анне Ахматова, Осип Мандельштам, Марина Цветаева, и, конечно, — Бах. Остальное — так, приложение.

Кирилл. Поверьте… без мамы — плохо… Когда мама умерла… мне было не просто с моим гениальным Моцартом. Моцарт все видел, все знал… но потихоньку все же зазвучал. Вновь. И прикипел к сердцу. На этот раз — навсегда. Я хочу сказать: сердце великих мира сего — это бесконечность…вселенная… но без мамы — плохо.

Марина. А, собственно, что случилось? (Кириллу). Вам нужно наговориться? Вам хочется прокатиться на плоту? Прокатят, не беспокойтесь. Сидите смирно и ждите пока он (на Антса) покушает.

Антс (Марине). Не легко твоей матушке живется.

Ольга. А если матушка…

Марина. Замолчи!!

Пауза.

Ольга. Хуже нет, когда живут «за всю вселенную…» по подсказке… по указке… при этом — отлично устроившись во всех отношениях…

Марина (жестко, Ольге). Ты стала болтливей болотной лягушки.

Антс. Пора собираться.

Марина (Антсу). А вы не думаете, что в милиции спросят — откуда пистолет? Непременно зададут вопрос — почему не доставили беглеца?

Гуйдо (на Кирилла). Товарищ очень верно заметил: одинокий человек — пустой человек.

Пауза.

Если подумать, зачем я к ним (на Кирилла) отправился? (Дергает плечами). Бах, наверное, разволновал. Девушки молодые. Дерзкие, независимые. (Марине). Признаюсь вам откровенно: мне было горько, когда вы решили нас покинуть. Ночь была удивительная!.. Согласитесь? Человек — это тайна… чудо меж звезд… Кто это не понимает — пустынно, бессмысленно живет… (Не сразу). Антс, ты лишил этого человека (на Сергея) слова.

Антс. Что?

Гуйдо. Отняв у него пистолет, ты лишил его слова.

Антс. Его циничную, гнусную браваду ты называешь — словом?!

Гуйдо. За что ты зол на Марину? За то, что хлебнул лиха в жизни? (На Марину). Молодая, непреклонная. Жанна де,Арк с неразберихой в голове.

Антс (Кириллу). Помогите.

Кирилл с готовностью спешит на помощь Антсу. Берутся за плот.

Гуйдо. В суе человек мельчает… Вместо поступков — лихорадочная возня. Вместо чувств — инерция, привычки. А то совсем беда — непристойное равнодушие…

Собранный в комок, Сергей взрывается: кидается на Антса, опрокидывает его на землю и хватает за горло.
Гуйдо и Марина бросаются на помощь. Оттаскивают Сергея от Антса.

Антс (отдышавшись, Гуйдо). Ты мне противен. Откровенно противен!.. (На девушек). Перед ними?!.. (Сергею). Мерзавец. С ходу — за горло. Или привычка — вторая натура?..

Ольга (перебивая, в растерянности). Замолчите!!

Сергей смотрит на Марину. Он догадывается, что Марина проговорилась.

Антс. И так видно, чего молодец стоит.

Сергей потрясен.
В Гневе бросается на Антса. Антс успевает увернуться. Сергей падает. Тут же поднимается и — опять на Антса: остервенело, переполненный не столько ненавистью, сколько уже отчаянием.

Я тебя угроблю!! (Выхватывает из кармана пистолет). За решетку!! Как миленький!!

Сергей, ни чуть не смущенный, опрокидывает Антса, пистолет отлетает в сторону.

Веревку дайте!! В плоту веревка!!

Пистолет поднимает Кирилл.
Гуйдо оттаскивает Сергея.

Гуйдо (Сергею). Озверел ты?! Что он тебе сделал?!!

Антс (девушкам). Веревку дайте!! Веревку!!

Подруги не шевелятся. Антс забирает у Кирилла пистолет.

(Кириллу). В плоту веревка.

Кирилл лезет в плот.
Сергей вырывается и устремляется на Антса. Антс стреляет… Сергей бежит. Антс делает прием — Сергей падает. Антс тут же наводит на него пистолет.
Сергей вскакивает и бросается на Антса.

Гуйдо. Не стреляй, Антс!!

Сергей головой в живот сбивает Антса на землю и отбегает в сторону, увидев, что Кирилл достал веревку.

Сергей (Антсу). Стреляй!! Стреляй!! (Выдержав паузу). Все вы тут слизняки!! Все!! Не осмелишься! Кишки трясутся?!

Гуйдо хватает Антса за руку.

Антс. Не мешай!! К черту!!

Гуйдо (Кириллу). Помогите!! Что вы топчетесь?!

Антс (Гуйдо). Пусти!! Ты!!

Вдвоем с Кириллом отнимают у Антса пистолет.
Антс в бешенстве.

Глаза чтоб мои вас не видели!! (Хватается за плот, Кириллу). Ну же!! Беритесь!!

Кирилл в нерешительности. Смотрит на Гуйдо, на девушек.
Антс один пытается стащить плот с возвышения.
Гуйдо садится на плот.

Не мешай!! Уйди!! К дьяволу!!

Сергей (Антсу). Барахло… Ты давно созрел для каталажки… да только духу не хватило. Покорители порогов… (Направляется прочь).

Гуйдо. Постойте!

Сергей. Дерьмо меж звезд.

Сергей уходит.
Пауза.

Кирилл (Антсу). Он провоцировал вас. Вы это поняли?

Ольга. Парень жить не хочет. Ищет себе погибели. Жену задушил.

Кирилл. Что?! Что вы сказали?!

Антс (Гуйдо). Собирайся. С меня уже хватит.

Гуйдо. Антс?.. ты знал?.. Он вам признался? Про жену?..

Антс. Марине… Там… (В сторону леса).

Гуйдо. Антс, мы должны ехать?

Антс садится.
Продолжительное молчание.
Неожиданно Антс встает и уходит в лес.

Ольга (Марине). Ты что-нибудь понимаешь?

Марина (встревоженная). Неужели вы никто не пойдете?!

Кирилл, поколебавшись, уходит за Антсом.

Ольга. Антс хочет парню что-то сказать?

Марина. Какая же ты дура!

Ольга. Переживаешь, что проболталась?

Марина гневно сморит на Ольгу.

Псих. Факт. А ну тебя. (Уходит с поляны).

Марина. Иногда поражает своей женской интуицией… а другой раз… (Молчит). Я думала — он выстрелит. Самообладание у Антса, однако, железное.

Гуйдо. Не просто у Антса на душе. Я затащил его в Карпаты развеяться… да, видно, от самого себя не убежишь…

Марина. Я рада, что мы встретились… Мои друзья ни за что не поверят, что все это было. Они над Олей посмеются, если расскажет.

Гуйдо молчит.

Мы утром отправились прочь, чтобы вы не думали, что вы нам интересны… Смешно?

Гуйдо. Бывает.

Марина. Со мной довольно часто так бывает. Оля тут же в контакт, а я — чем волнительней, тем сложнее… (Помолчав).

Обвела мне глаза кольцом
Теневым — бессонница.
Оплела мне глаза бессонница
Теневым венцом.

То-то же! По ночам
Не молись — идолам!
Я твою тайну выдала,
Идолопоклонница.

Мало — тебе — дня,
Солнечного огня!

Пару моих колец
Носи, бледноликая!
Кликала — и накликала
Теневой венец.

Ольга (появившись). Марина помешалась на Цветаевой.

Марина умолкает.

Продолжай. Что замолчала?

Мало — меня — звала?
Мало — со мной — спала?

Марина. Прекрати.

Ольга.

Спи, успокоенная,
Спи, удостоенная,
Спи, увенчана,
Женщина.

Помолчали.

Вот и разлучены
Неразлучные.
Вот и выпущены из рук
Твои рученьки.
Вот ты и отмучилась,
Милая мученица.
Сон — свят.
Все — спят.
Венец — снят.

Возвращается Антс.

Антс. Ладно. Надо отправляться. Где Кирилл?

Гуйдо. Пошел за тобой.

Антс. За мной? Странно. (Направляется в сторону леса). Эхэ-хэээ!! Кирилл!!

Голос Кирилла. Иду, иду!..

Появляется Кирилл.

Кирилл. Не поверите — он тут, поблизости. Таится.

Помолчали.

Гуйдо. Он не уйдет… Может, заночуем?

Кирилл. Как хотите, конечно, но рыжий не исключен… Рыжий — это серьезно.

Антс (Кириллу). Парень вам сам открылся?

Кирилл. Из-за дерева вышел. Тут. Недалеко. Сказал, чтоб мы уходили.

Антс, повременив, идет к плоту и достает мольберт.

Антс (Ольге). Попозируешь? На природе — как на природе? Я думаю, тебе приходилось, если запросто с художниками.

Ольга. Хотите?.. Приходилось. Холостяка не смутим? В качестве белого флага?

Марина.

Нынче я гость небесный
В стране твоей.
Я видела бессонницу леса
И сон полей…

Ольга.

Нежно-нежно, тонко-тонко
Что-то свистнуло в сосне,
Черноглазого ребенка
Я увидела во сне…

Марина (продолжая).

Так у сосенки у красной,
Каплет жаркая смола.

Ольга.

Так в ночи моей прекрасной
Ходит по сердцу пила.

Антс делает уверенный набросок.
Марина играет фугу Баха.
Кирилл сидит на краю плота и смотрит в поток.
Не докончив фугу, Марина подходит к Гуйдо, садится рядом.

Марина. Хочу в омут… Что-то проснулось… Неужели вы не слышите?.. как у сосенки у красной каплет жаркая смола… Сумасшедшая? Точно. И что странно — мне ни капельки не стыдно.

Гуйдо молчит.

Когда мне было десять лет, повел меня папа в церковь. В Кирилловскую. Вы что-нибудь слышали про Кирилловскую церковь? В Киеве?

Гуйдо. Насколько мне известно, эту церковь расписывал Врубель. Киевский период его творчества.

Марина. Несравненные фрески гениального Врубеля: «Сошествие святого духа на двенадцать апостолов». «Летящий ангел». Но самое-самое: «Богоматерь с младенцем»… Богоматерь мне безумно нравится. Чудо меж звезд, как сказали бы вы. Сколько участия и доброты в ее благолепном лике!.. Папа сказал: смотри, девочка, и помни — красота человеческая в сердце его. Научишься видеть и понимать красоту человеческую — жизнь не зря проживешь.

Гуйдо. Замечательный у тебя отец.

Марина (не сразу). Когда Оля мне сказала, что вы пошли в лес… один… признаюсь вам честно — я растерялась… и почему-то вспомнила папу… Мой папа умер. Десять лет, как нет его. Он был и остался чудом меж звезд… которое улыбается… а нынче безжалостно казнит.

Гуйдо. Как так?.. Почему казнит?

Марина. Я знаю — у вас жена… замечательная жена… и сын у вас необыкновенный… А потому — бросаюсь в омут… Лучше в омут, лучше — в тартары… чем гнусное брожение крови под сладостные речи полузнакомых.

Гуйдо (с юмором). Марина — ты сумасшедшая? Пороги — порогами, но не надо заплывать так далеко…

Марина. Смешно?

Гуйдо .Жарко… Быка за рога?

Марина. Дурею от юмора, но хочется плакать и смеяться. Я, кажется, немножечко тронулась.

Гуйдо. Играй. Играй Баха.

Марина.

Руки люблю
Целовать, и люблю
Имена раздавать.
И еще — раскрывать
Двери! —
Настежь! — в темную ночь!
Голову сжав,
Слушать, как тяжкий шаг
Где-то легчает,
Как ветер качает
Сонный, бессонный
Лес.

Ольга.

Ах, ночь!
Где-то бегут ключи,
Ко сну клонит.
Сплю почти.
Где-то в ночи
Человек тонет.

Появляется Сергей. Все оборачиваются.
Пауза.

Сергей. Уходите… Сматывайтесь, пока есть время. (Кириллу). Вам что — неизвестно?.. Вот-вот стемнеет. Явится. Он четко сказал. Или вы забыли?.. Спросит про пистолет.

Антс. Вот что, парень… Извини меня. Извини. Но иначе я не мог… Хочу спросит у тебя: а что дальше?.. С рыжим пойдешь?

Сергей молчит.

Дети у тебя есть? (Антс попал в точку)… И свалит тебя страшный вопрос… непременно свалит… для чего жил?.. Уж коль ты пришел, скажу так… сам хожу кругами… Потерял я обеих дочерей. Выросли незаметно и уплыли потихоньку… (На мольберт). Ценность. Уникальность. Для потомков. Присосался сердцем и душой… а в результате?.. (На мольберт). Не скрою — горжусь… Кое-чего достиг… А дочери за матушкой — хоть на край света: и сладко, и весело… (На Гуйдо). Мой старый друг потащил меня в Карпаты. Развеяться. С женой мы крепко поговорили. Развеяться, так развеяться. Но этого ли я хотел? (Вниз). За этим ли бежал? Одно слово — свистопляска… Но скажу тебе так, признаюсь как есть: не жалею. Почему?.. Да хотя бы потому, что повстречался с тобой… говоря шире — с самим собой… Сел в плот — и был таков? Верно. Так оно и происходит. А потом? Потом: правильнее всего — не вспоминать. Забыть. Выплеснуть из головы… (На мольберт, не без горечи). Вот она — значительность души, величие устремлений… а приглядеться — горечью повеяло с моих полотен…

Кирилл. Человек бежит… куда? зачем?.. Лишь руку протяни — такой же дышит рядом.

Сергей (не слушая Кирилла, Антсу, с болью). А если всей шкурой, всеми потрохами — к ногам?!.. Если жизнь впереди — ни конца, ни края?! Если захмелел на всю вашу распрекрасную вселенную?! Что тогда?! Идиот!! Кретин!! Вот что тогда!! (Помолчав, желчно).Человек-то пожить хочет. Банкет!! С пирогами!! С барабанами!! Чем больше проглотил — тем лучше!! Тем роскошней пожил!! (Помолчав). Вселенная-то у каждого своя. Хватит дурочка корчить…

Антс. Изменила?

Сергей. Моя промашка в том, что голову потерял. Не ко двору пришелся. (С болью). А только презирал я расчет и презирать буду!!

Пауза.

Антс. А как же рыжий?.. Будь уверен — он все рассчитал. Ты это прекрасно знаешь.

Сергей. Рыжий мне не поп!

Антс (помолчав). Я тебя понял так: рыжего надо скрутить.

Сергей изумлен.

Антс. Когда он явится?

Сергей озадачен.

Антс. Разговоры завяжем. Хочешь — руку протяну… Нет… человеком меньше стало…

Пауза.

Марина. Мне не первый год пытаются внушить, что отец испортил меня. Сделал нетерпимой, одинокой… (Холодно). Хотят видеть меня передовой, современной, так сказать… только все это — словеса в суе, фразы под легкую руку… Покажите мне героя… Не из тех, что заколачивают рубли… свои земные блага…

Ольга. Марина сутками может работать. Вот кто действительно работает.

Марина. С некоторой поры поселился во мне рыжий…

Кирилл. Как ни парадоксально, но в этом что-то есть.

Антс. Сергей, о чем ты думаешь?

Кирилл. Я обязан, просто вынужден вас предупредить: рыжий — это серьезно.

Антс. До Плинска — часа два ходу. Пока прибудут.

Кирилл. Вы что?.. Неужели вы серьезно?!

Сергей. Когда я вырвался на свободу, я полетел, как птица!.. Летел и чувствовал, что расстояния — нипочем, силы — через край, небо — беспредельно… а главное — не один… Всеобщий порыв отчаянных. Не так ли, товарищ меломан? (Кириллу). Чужой, незнакомый человек был сердцу близок… как никто другой за последние месяцы. (Помолчав, холодно). Рыжий знает, чего хочет. Все четко, ясно… и мой туман развеялся… Плывите. У вас своя дороженька.

Антс (девушкам, вдруг). А ну в байдарку. Живо! (Ольге). Вот тебе карта. Держи! Тут все отмечено. Отдашь, кому нужно. Гони без остановки прямо в милицию. Каждая минута сейчас дорога.

Антс поднимает за нос байдарку. Ольга берется за корму.

(Марине). Что стоишь?.. Довольно! Хватит уже!

Марина. Я не поеду.

Антс (Ольге). Одна сможешь?

Ольга. Одна я быстро. Пусть.

Антс и Ольга спускаются за возвышение.

Гуйдо (Сергею). О чем ты думаешь?.. Ты прекрасно понимаешь — середины не бывает.

Сергей (в себе). Все живут — серединка на половинку… (Вспыхнув). Все!! Кого ни ковырни!! Куда ни ткнись!! (Упавшим голосом). Я свое оставил там… (махнув рукой куда-то далеко)… в холодных, наполненных страхом глазах… Я там все похоронил…

Гуйдо. Ты понимаешь, что происходит?!

Сергей. А что такого особенного?!! Страшно?! Такова жизнь!! Такова потеха!! Не знал?! (Нервно смеется).

Гуйдо (не сразу). Уходи… (Взорвавшись). Иди!! Выручай дружка!!

Сергей ухмыляется, но не уходит.

Не верю я человеку, который молчит… в такую минуту.

Сергей. А я не верю трепачам!! В грош их не ставлю!! Страшно?! Засуетился?! И про симфонии забыл?! Будет тебе симфония!!

Смотрят друг другу в глаза.

Постепенно гаснет свет.

Картина четвертая

Ночь.
Горит костер.
Перед костром сидит Сергей.

Гуйдо и Марина затаились в стороне.
Их освещает луч прожектора.
Лежат, притаившись, вслушиваясь в ночь.

Гуйдо (тихо в микрофон). Я уже не рад, что так далеко зашло… Антса не узнаю… У рыжего нет пистолета. Охранники, как правило, вооружены автоматом… Бандит опытный… То, что парень сидит здесь, а не в лесу… да еще — у костра.

Марина. Ночной, темный лес — рыжему на руку. Антс все продумал, все предусмотрел… Вы видели, как Антс парня обезоружил?

Гуйдо. Антс служил десантником.

Марина. Десантником?! (Помолчав). Происходит что-то невероятное… Как во сне… Незнакомые люди… Причастие… Вселенское причастие… Добро, зло… и это бесконечное небо… Ольга, наверное, сейчас в Плинске, или мчит в милицейской машине. Торопится к нам.

Гуйдо. Скорей бы уж.

Марина. Как ни дико — всю жизнь бы так лежала… Нелепо?.. Скажите — вам не до меня?.. Ответьте честно: вы всегда пишете правду?.. На этот раз вам не поверят… Не поверят в двух случаях: как вы отправились в лес — безоружный… (промолчав) и про меня…Хотите, я приеду в Таллинн?

Гуйдо. Хочу. Я приглашаю.

Марина. Я дам вам знать. В ближайшее время.

Гуйдо. Поживешь у нас. Мы примем тебя, как свою. Я рад. Только непременно с гитарой.

Пауза.

Марина. Поклонник Моцарта еще не умер? Место ему подыскали подходящее: между небом и землей — на скале пристроили… А нас — в яме спрятали, как мышей… Вы заедете в Киев? Это мое единственное, можно сказать — сокровенное желание… моя девичья тайна…

Гуйдо. Самолюбие задето?

Марина. О самолюбии не стоит. Самолюбие свое я растоптала… Я вас мучаю?.. Я знаю — вы не мой. Так. Глупость. А только чувствую — вы тоже сумасшедший… Грустно все-таки под этим огромным и прекрасным небом… Мучает людей — земное.

Гуйдо. Ты — художник, ты знаешь, что истина — сестра печали… Парень, конечно, прав: сел в плот — и был таков… и все выплеснуть из головы… Марина… скажу тебе правду… конечно — это не полная правда, если забраться, куда не надо бы забираться… Я не хочу тебя терять… Ты верно заметила: мучает людей — земное…

Марина. Не нужно мне приезжать в Таллинн…

Гуйдо. Земное — насмехается… а потом… потом писать не можется… Правда?

Марина. Вы очень не современный. Вы не умеете ловчить.

Гуйдо. Да нет — не то. К тому же — я далеко не святой… В этом парне — на поверку — святости побольше…

Марина. Почему вы так думаете?

Гуйдо. Другой бы — ищи ветра в поле.

Марина. Жена — ваш друг?

Гуйдо. Ты умница. Хорошо с тобой.

Марина. Ваша привлекательность в вашей неподдельности.

Гуйдо. Сидит человек точно на лобном месте. О чем он сейчас думает?

Включается второй прожектор. Первый выключается.
Освещенный Кирилл лежит на скале. Под рукой у него веревка и фонарик.

Кирилл (в микрофон). Одна глупость погоняет другую. Неужели только потому, что алкоголику вздумалось ворваться в мою жизнь? И с прекрасным Моцартом можно быть смешным?.. Сунули веревку, фонарик… Какие они все же разные: Антс и Гуйдо. Гуйдо один способен сотворить больше, чем мы все вместе… Переступить черту… за которой начинается неизвестность… где царствует риск… Тянет меня в этот поток… пенный… сумасшедший… Неистовая свобода… Надо было сесть у костра, как предложил Антс… Встать и пойти к костру… Или нужно ждать сигнала? Светить фонариком сейчас важнее… Человек не может быть собой доволен, если один… Мучаюсь, потому что в безопасности… А потом жить величием Моцарта, величием «Юпитера». Я теряю Моцарта. Вернуться к Моцарту, чтобы вновь потерять?.. Встать и пойти к костру… Или я должен светить?.. Прогулка на плоту — все, исключена. Поеду на колесах…

Включается третий прожектор. Угасает второй.
За возвышением притаился Антс. Под рукой у него пистолет и фонарик.

Антс (в Микрофон). Что, если рыжий не пойдет к костру? Не исключено… Кирилл отказался сесть на поляне — за костром рядом с Сергеем — и слава богу… Как только дам сигнал — вспыхнут фонарики и парень бросится от рыжего в темноту. Тогда посмотрим. Не дать ему выстрелить, если с пистолетом… Сергей сидит спокойно до странного. Даже как-то буднично. Что у него в голове? Перекатывает клубок: за и против?.. Ему зачтется, если возьмем рыжего… Скверно, что сидит один. Кто мы сейчас для него? Кирилл как ребенок растерялся: что вы, ради бога не надо, а Сергей сидит до странного спокойно… Рыжий пистолет ему сунул не случайно. Аванс. Кто рядом — о том и думы. Гуйдо прав: опустошенный человек лица не имеет. Рыжий это тоже знает. У парня — шанс.

Сергей (в микрофон). Что им всем в голову влезло: жить за всю вселенную… Это что — сидеть спиной к ножу и ни черта не бояться? Тогда я летаю меж звезд. Болтаюсь в космосе…. Любит человек браваду, напоказ выставиться, мнит, будто черт ему не брат… Антсу крепко все осточертело, если на такое решился. От веселой жизни потеха в голову не заскочит… А дружок — вальяжничает. На всю ивановскую вальяжничает. Еще бы — девки молодые. Перед Мариной старается. Влияет, так сказать, не без тайного зуда. И то верно: от медовых речей — поднебесная качается… Такие, как рыжий, — гранит, нож стальной: скажет — хана… и точку поставит. Оно и лучше… коли душа в хляби потонула… Моя вселенная — кость в глотку. Каторга. Кто я? Сплошная мука. Муки кому нужны? Врагу не пожелаешь… То-то, мои милые…

Из леса доносится крик совы.

Он… Дождались-таки…

Крик повторяется. Более отчетливо. Сергей пытается подать знак — крик совы -, но попытка срывается от волнения. В ответ крик истинный, а потому — страшный.
Постепенно угасает свет…

Вдруг из леса вырывается луч, направленный на Сергея.

Глос рыжего. Ты один?.. Ты здесь? Что так?.. Где второй?

Сергей. К реке спустился. Сейчас подойдет. Ужин готовим. Присаживайся.

Рыжий. Идем.

Сергей. Куда?

Рыжий. Ждал, значит, сам знаешь — куда. Тот не нужен.

Сергей. Хватится. Метаться будет.

Рыжий. За тобой пришел. С тем мы сразу порешили.

Сергей колеблется.
Нерешительно встает, поворачивается на луч света.
Луч не сходит с его лица.

Сергей. Чего ты? Убери.

Рыжий. Заждался? Спешил я к свояку, да вижу — ты подкис ты крепко. Держался у меня под рукой. Был первым на ходу…

Сергей, как сомнамбул, движется на луч.

К поезду спешить надо. Не близко добираться. Садиться будем на ходу.

Неожиданно луч, беспорядочно метнувшись, исчезает.
В темноте движение, стон. Тотчас вспыхивает луч с противоположной стороны: Антс, с фонариком в руке и с пистолетом, устремляется вперед.

Антс. Не двигаться!! Стоять!! Ты окружен!!

Вспыхивает еще один луч.

Сопротивление бессмысленно!! Оружие бросить!! На землю нож!!

В лучах фонариков двое: рыжий и Сергей. Сергей, схватив рыжего за руку, пытается обезоружить его.

Рыжий. Сука!! Ах ты сука!!

Антс бьет рыжего по голове. Рыжий валится на землю. Только сейчас Антс обнаруживает, что в стороне лежит Гуйдо.

Антс. Гуйдо!!.. Гуйдо!! Что такое?!! Веревку! Веревку живо!!

Рядом с Гуйдо Марина.

Марина. Я чувствовала, что он кинется! Я пыталась удержать! Я чуть не закричала!

Гуйдо. Он с ножом. Он был наготове…

Антс. Веревку!!

Подбегает с веревкой Кирилл.

Кирилл (к Гуйдо). Сигнала же не было! Господи! Он же должен был подойти к костру!..

Марина (перебивая). Замолчите! (Занятая раной). Светите! Сюда светите!!

Антс и Сергей связывают рыжего.
Антс спешит к Гуйдо.

Антс. Мы же договорились: не шевелиться, пока не крикну!! пока не позову!!

Сергей садится возле связанного.

Ах ты, боже мой! Зачем?! Кто тебя просил?!!

Гуйдо. Где он? Позови…

Антс. Ты мне лучше объясни — зачем?!! Кто дернул тебя?!! Я даже фонарика тебе не доверил!!

Гуйдо (зовет). Сергей!..

Подходит Сергей.

Ты вовремя. Он был наготове. Спасибо. Спасибо…

Марина (зло Сергею). Вы хотели уйти?.. Как перед богом — хотели удрать?! С этим?! (На рыжего. Вспыхнув). Ты сейчас с нами только потому, что он хотел тебя зарезать?!! Как предателя!! Как…

Антс (перебивая). Замолчи!! Хватит!!

Марина. Он спасал свою шкуру! Только и всего! Свою драгоценную шкуру!!

Антс. Замолчишь ты?!!

Пауза.

Гуйдо. Если бы не он (на Сергея) — мне бы крышка… Я подскочил не совсем расчетливо. Ты хорошо сделал, Сергей, что медлил. Но я не ожидал, что он наготове…

Марина. Оба ушли бы!! Оба!! Вы это знаете!! Кто шептал: уйдут! уйдут! Рыжий понял, что засада — и с ним (на Сергея) было решено!! Только потому и топчется здесь!!

Гуйдо. Чепуха. Не слушай ее, Сергей.

Сергей (помедлив). Как услышал стон… как дошло до моих потрохов, что он вас пырнул… точно огонь полыхнул по жилам…

Кирилл (возбужденный). Я вас прекрасно понимаю! Протест! Возмущение! Праведное возмущение! Боже мой, как мне это знакомо!

Марина. Вам? Что вам знакомо?!

Кирилл. Да-да, я, конечно, понимаю, и, тем не менее, тем не менее. Поверьте, Моцарт для меня — все! Пусть смешно, глупо, но сердце не остановишь. (Сергею). Это в вас сердце заговорило! Я же говорил вам! Вы совсем не тот, за кого себя выдаете!

Антс. Лучше скажите теперь — что делать? Как быть? (Сергею). Вот ты скажи. Как я должен поступить?

Сергей (на Марину). Пусть плывут. Надувной — надежный. Довезет потихоньку.

Марина. Я согласна. Будьте уверены — я смогу…

Кирилл. Слышите?..

Доносится рокот приближающегося вертолета.

Вы слышите?! Вертолет… Господи! — вертолет!..

Антс украдкой наблюдает за Сергеем.

Там непременно врач! (С пафосом). Невероятно!! Непостижимо!! (К Антсу). Позвольте пожать вашу руку!..

Сергей (Антсу). Что?.. (Криво ухмыляется).

Гуйдо. Сергей… я хочу тебя попросить кое о чем… ты только… не откажи… В общем — оставь свой адрес…

Приближающийся рокот вертолета поглотил все внимание Сергея.

Сергей. Пустое… Все — пустое… Безадресный я. Сына моего теще отдали… Черно в твоей вселенной.

Антс. Много ты знаешь. Просит адрес — дай.

Кирилл (к Гуйдо). Я, конечно, не хотел бы быть неделикатным…

Антс (перебивая, Кириллу). Помогите!

Устраивают поудобнее Гуйдо.

Кирилл. Да-да. Понимаю. Я вас понимаю. (Гуйдо). Больно? Потерпите. Теперь все будет хорошо. Теперь вы в безопасности.

Гуйдо. Как же ты, Антс? Впереди два порога. Доберешься?

Марина. Я с ним поплыву. Раньше вас будем в Плинске.

Рокот смолкает.

Антс. В полукилометре сели.

Кирилл (отходя от рыжего). Он лежит с открытыми глазами. Задали мы ему задачу.

Сергей (Антсу). Запишите… Свой дадите адрес?.. Получите послание… каких не читали.

Кирилл. Исповедь?

Марина. Причастие. Причастие на крови.

Кирилл. Марина говорит редко, но уж если скажет… Милые мои, поверьте — мне почему-то легко на душе.

Марина играет фугу Баха.
Антс, озабоченный, ходит по краю обрыва и сигналит фонариком.



Конец

Таллинн, Июнь, 1985