О чем молчит человек

Драма в двух действиях





Действующие лица:

Марта — хозяйка дома 40 лет
Полла — ее мать 64 года
Криста — сестра Марты 38 лет
Аннели — дочь Кристы 18 лет
Юхан — велосипедист 22 года
Уно — любовник Марты 50 лет
Эльза — соседка 63 года

Действие первое

Весна.
Частный дом в городе Тарту.
Вечереет.

Сцена представляет собой веранду, обращенную окнами в сад. Дверь в сад растворена. В саду расцветающие яблони. Видна часть капитальной оранжереи.
Со вкусом подобрана мебель: диван, низкий овальный стол, два кресла. Слева, у двери — большое круглое зеркало, под которым шкафчик с телефоном.
Авансцена ниже уровня веранды, она представляет собой помещение, куда с веранды ведет лестница о трех ступенях с перилами. В левой части авансцены кровать, на ней лежит старая женщина, укрытая пледом. В правой части авансцены — кушетка, над кушеткой — большие старинные часы.
С авансцены ведут два выхода: влево — во внутренние помещения, вправо — во двор.

Постепенно снимается освещение.
В темноте раздаются удары топора, вонзаемого в древесный ствол. Треск, грохот — дерево падает.
Раздается крик старой женщины: «Марта! Что же ты придумала?! Господи! Это же яблоня Сааремаа! Это яблони отца твоего! Он своими руками сажал! Яблони-то зацвели! Может быть последний раз! Ты же обещала!»
Тишина.
Наплывает свет.
Слева на авансцену выходит Марта. Она несет торшер. Ставит торшер в изголовье кровати.
Полла лежит неподвижно.

Марта (постояв в раздумье). Прости.

Полла молчит.

Черт меня дернул. Точно лихорадка обуяла.

Полла молчит.

Сааремаа, Сааремаа… Молодость твоя. Светлые годочки… Тебе есть, что вспомнить.

Полла молчит.

Что может быть слаще молодости? Предчувствие бабьего счастья…

Полла не шевелится.

Противна. До гадливости противна, а поделать с собой ничего не могу.

Полла молчит.

Все молчишь, молчишь… Если честно, могла и не рубить. Место для гаража нашлось бы… Эльза рубит, а я вся дрожу… и сладко, и жутко… Капитально испоганилась. Пустобрюхая стерва… Библию принести? Я с радостью, если хочешь, почитаю.

Полла молчит.

Эльза тут не при чем. Ты на Эльзу зла не держи. Это я велела рубить. В старухе еще столько пороху. Из любви ко мне старается. Сама не смогла бы поднять руку.

Полла молчит.
Марта уходит в комнаты.
Возвращается с Библией.
Спуститься к матери не успевает — на веранду из сада входит Уно. В руке у него портфель. Целует Марту в щеку.

(Не без ехидства.) Заглянул? Любопытно? Неужто с ночевкой? Вспомнил Мартушку? Спасибо, дорогой, спасибо. А то в последнее время все мимо проносит тебя.

Уно. Уставать я стал на работе.

Марта. Очень уставать стал. Понятно. Как же не понять? Начальник автобазы все-таки, работы невпроворот.

Уно (не без ехидства). Надеюсь, не скучала без меня?

Марта. Что верно, то верно: в уголочке сидеть да слезки вытирать, это не по мне, сам понимаешь. (Помолчав.) Годочки-то: кап-кап, кап-кап… как водичка сквозь пальцы. Спасибо, дорогой, спасибо, заглянул и на том благодарствуем.

Уно. Марта, что с тобой? Нос повесила? Это что-то новенькое. (В сад.) Вон — развернулась как. Яблони под корешок? Расширяемся?

Марта. Ты у меня сообразительный. Как ни как — начальник. (Помолчав.) Мама свалилась.

Уно. Свалилась? Заболела?

Марта. Врач сказал — паралич.

Уно медленно опускается на диван.

Ей уже не встать. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит.

Уно (в сторону комнат). У себя? В комнате?

Марта. Возле кухни положила. К ванной поближе… (С театральным пафосом.) Ты представляешь? — пришла потрясающая весть. Мне вчера вручили извещение. Я обладательница четырех колес! Четырех развеселеньких колес!.. За «жигуленком» надо ехать. В Таллинн. Невеста я теперь, — что надо. Научишь крутит баранку?

Уно. Вырубка для гаража?

Марта. Красненький возьму. Обязательно красненький. Как хотела.

Уно. Какие прибыли, такой и получишь.

Марта. На лапу дам. Ты меня знаешь.

Уно. Что с матушкой? Эта болезнь может затянуться. Семьдесят с небольшим — не так уж много.

Марта. Достаточно, чтобы свалиться и недостаточно, чтобы умереть.

Уно присматривается к Марте.

Сейчас Криста явится. Я звонила. Прибежит, раскудахчется. Она случайно в городе оказалась. Ее с Сааремаа не вытащишь никакими пряниками. Месяцами может чирикать со своими птичками. Совсем чокнулась.

Уно. Нормально. Она орнитолог. Красивая профессия все-таки… Мне уйти?

Марта. Сиди уж.

Уно. Криста не очень ко мне расположена.

Марта. Не ее дело.

Уно. Тебе понадобится теперь сиделка. Эльза, по-моему, то, что надо.

Марта. Если мама согласится с этой бестией.

Уно достает из портфеля бутылку, коробку конфет, выкладывает на стол.
Марта все это забирает и уходит в комнаты, оставив Библию на столе.
Уно читает Библию.
На веранду входит Криста.

Криста. Здравствуйте.

Уно (поднявшись с дивана). Добрый вечер.

Аннели останавливается на крыльце, разглядывает сад.

Аннели. Боже мой, боже мой, дедушкин скворечник не пожалели. Такой красивый был. Может, еще повесит куда-нибудь в другое место? Не выбрасывать же.

Криста направляется в комнаты.
Навстречу выходит Марта.

Криста. Что с мамой?.. (Направляется в комнаты.)

Марта Она не там. Я положила поближе к ванной.

Криста. Зачем?.. Серьезно что-нибудь?

Криста идет к матери.
Подходит.
Полла неподвижна.

Здравствуй, мама.

Полла безмолвна.
Криста целует мать.
К Полле подходит Аннели.
Уно выходит в сад.

Я обещаю тебе, мама, все переменится. Переберемся ко мне. Мы думали об этом с Аннели. Будешь жить у нас. Двухкомнатная квартира, места хватит всем.

Полла молчит.
Криста идет к Марте.

Что врач сказал?

Марта молчит.

Неужели ты забыла, что для мамы значат яблони? Все, что осталось в этом доме живого… Расцвели. Плодоносят до сих пор. Может быть, последняя их весна была.

Марта. Прибежала поглядеть на сааремасские яблони? На дом наш постылый? Ты тут когда была? Год назад? Может, два?

Криста. В городе я бываю редко. Весной — тем более. В заповеднике много работы.

Марта. Одна я не вру. Именно. Потому что жить хочу.

Криста. Не время, Марта. Что сказал врач?

Марта. Никому не верю. Тебе? Ни за что. Три года без мужа, и ни одного мужика?

Криста. Что с тобой?

Марта. Шлюха твоя сестра? Сама знаю. Но имей в виду — музыку заказываю я. Дергаю ниточки я! (В себе.) Меня никто не оттолкнет ногой… Тебе дали пинка с твоей ученостью, с твоими дипломами.

Криста. Прекрати.

Марта. Годы летят, что камушки в колодец. Не сложились наши с тобой песни, не сложились… (Меняя тональность.) Криста… милая… сестренка ты мне или не сестренка?… прошу тебя, не откажи. От всего сердца. Что мне еще осталось? Твоя Аннели такая хорошая, такая хорошая, что без твоего благословения и пальцем шевельнуть не может. Когда вы поумнеете, в конце концов? Криста, у меня есть отличный джинсовый костюм. Американский. Фирменный. Практически такой костюм достать невозможно. Хочу сделать подарок Аннели. Давно уже хочется. Аннели замечательная девчонка, можно сказать — невеста.

Криста. Пожалуйста, не сердись, Марта, но Аннели ни в чем не нуждается. Ей еще учиться и учиться.

Марта. Ясно. (Помолчав.) От тебя разит мертвечиной. Ты чувствуешь, чем от тебя веет?

Криста. Ты очень переменилась за последний год. Агрессивной стала, жестокой.

Марта. Я стала дающей. Понимаешь? Я свободная. Ты знаешь, что такое — свобода? Не знаешь? Это деньги.

Криста. В твоих словах горечь и цинизм. Никакая ты ни дающая. Тебе дать нечего, Марта. Деньги, это еще не все.

Марта. Не все? Ты в этом уверена? А что еще остается? Мою судьбу порешили двадцать лет назад. (Вокруг.) Вот моя жизнь. Хоромы. Оглядись, прислушайся — мертвецкая тишина, не правда ли — мертвецкая?.. Зачем мою беду от Аннели утаиваешь? Правды боишься? Хорошая хочешь быть? Гуманная? А я злюка. Да, злюка! Я не имею права любить! Дарить!

Криста. Марта, я хочу тебе сказать… Я давно хотела тебе сказать…

Из сада входит Юхан.
На плече спортивная сумка, под мышкой — длинный рулон.

Юхан. Можно?.. Здравствуйте. В этот дом по-прежнему принимают?

Марта. Ты?.. Никак, на экзамены прикатил?

Юхан. А в общежитии что творится! Как тут не вспомнишь про райский уголок? Про гостеприимную хозяйку?

Марта. Ты тут всегда желанный. Или забывать стал? Свой, как свой.

Юхан. Приятно слышать. Думал, кубарем лететь мне за ворота.

Марта. Язык у тебя по-прежнему на бантике подвешен?

Юхан. У студента, что на языке, то сразу бац — и в желудке. Сегодня мой язык особенно болтлив.

Марта. С этого и начинал бы. Твою любимую приготовлю. Потерпи немного.

Юхан (Кристе.) Пора подоспела, понимаете ли, крутить мозгами. Экзамены. Лови теперь профессоров, зачетку подсовывай.

Криста. Чем же вы крутили до сих пор?

Юхан. Педалями.

Криста. Что?

Юхан. Это у меня с детства. Педали кручу. Занятие хоть куда.

Криста. Как ваша фамилия?

Юхан. Койт.

Криста. Юхан Койт?

Юхан. Вы знаток велосипедного спорта?

Марта (с авансцены). Устроишься здесь! Слышишь?! Юхан, иди сюда!

Юхан идет к Марте.

Вот тут — на кушетке.

Юхан видит лежащую Поллу.

Ширму поставим. Не понравится — в комнату пойдешь.

Юхан (садится на кушетку). Слишком мягко. Суставы разболтаются.

Марта. Доски в сарае. С прошлого года тебя дожидаются.

Юхан (кивает в сторону Поллы). Матушка? Почему здесь?

Марта. Устраивайся.

Юхан. Оранжерею вашу не узнать. Процветаем? Бизнес? Расширяемся?

Марта. Солнышко ты мое, я рада, что явился. Не забыл нас и на том спасибо.

Юхан (в сад). Как божий одуванчик поживает? Точно ошпаренная крутится в саду. Меня чуть не укусила.

Марта. Чего уж ты так? Или обидела тебя старуха?

Юхан. У вас в прошлом году план был: комнату сдать желающему. Нашелся желающий? Отчего матушка здесь?

Марта. Хочешь жить — живи. Не лезь в душу.

Юхан. В сарае, значит, доски?

Марта. В сарае, солнышко мое, в сарае.

Юхан направляется в сад.

Юхан (проходя мимо Кристы демонстративно поет). «Скворцы прилетели, скворцы прилетели, на крыльях весну принесли!..»

Выходит в сад.

(Кричит в саду.) Мой пламенный привет божьему одуванчику!

Голос Эльзы. Чесотка ты африканская! Погляди, милый человек, на этого фанфарона! Явился — не запылился! Словно домой к себе пожаловал!

Марта (Кристе.) Прошлую весну у меня жил. Велогонщик. Я слышала, он отменный спортсмен.

Криста. Я его отца знала. Очень хорошо знала. Известный журналист. Как-то в заповеднике зашел разговор о его сыне, о Юхане. У него тогда проблема была с жильем. Я дала твой адрес. Ты знаешь, что он (в сад) в детстве не ходил?

Марта. Кто не ходил?

Криста. Юхан.

Марта. Не ходил?

Криста. Полиомиелит.

Марта. Мама души в нем не чаяла.

Криста. Ты маму кормила?

Марта. Не хочет.

Криста идет к матери.
Марта уходит в комнаты.
Криста поправляет плед на больной.

Криста. У нас гость. Юхан. Помнишь Юхана?

Полла молчит.
Криста идет на кухню.
На веранде появляется Уно.

Уно (Марте, выносящей ширму). Что за деятель там роется в сарае?

Марта. Студент.

Уно. Какой студент?

Слышно, как в сарае пилят доски.

Марта. Помоги поставить ширму.

Марта и Уно разгораживают авансцену так, что лестница остается со стороны Поллы.

Уно. На долго устраивается?

Марта. Это его дело.

Уно. Понятно.

Юхан вносит доски.

(Юхану.) Помочь? Рубаночком, может, пройтись? Не дай бог заноза выскочит…

Юхан (Марте.) Эльза-то… чует кошка, чью сметану съела. Вы мне все-таки ответьте, что стряслось?

Марта. Нездоровится матушке.

Юхан. Паралич? Очень похоже.

Марта. Старость — не радость.

Юхан. Яблони?.. Эльза уже в прошлом году говорила: надо под корень яблони. Совсем старые. Я это хорошо помню.

Марта. Что уж ты так? Не любишь старуху? Не хорошо это для молодого человека. У тебя все впереди, а ей-то как, старенькой? Как говорится: хочешь жить — умей вертеться.

Юхан. Артель «знай наших»?

Юхан устраивает доски под матрац.

Уно. Ты мне про него ничего не говорила.

Марта. Мне нужна твоя помощь.

Уходят в комнаты.
Юхан возиться с досками.
Марта и Уно выносят стеллажную секцию.

Юхан. Если для меня — не стоит возиться. Этажерку сюда поставлю. (На секцию.)

Марта. Какая этажерка?

Юхан. В сарае валяется. Чего там только нет. Я поставлю сюда этажерку.

Марта и Уно несут секцию обратно.

Уно. Твои хлопоты меня умиляют.

Марта. Если хочешь помочь — помоги, нет — отойди.

Уно. Родственник, что ли?

Марта. Парень, что надо. К тому же спортсмен.

Уно. Это хорошо, когда «что надо». Между прочим, я тоже был физкультурником.

Марта. Этот, как ни поверни, — чемпион.

Уно. Оно и видно — засуетилась.

Марта и Уно уносят секцию в комнаты.
Доносятся невнятные, но шумные упеки Марты.
Аннели, бывшая на кухне, теперь протирает пол вокруг
кровати больной.
Из кухни выходит Криста. В руках поднос с чашками.
Приступает к кормлению матери, но Полла безучастна.

Криста. Аннели, приподними подушку… Пожалуйста, мама, — хотя бы глоток. Тебе нужно сил набираться… (Полла не шевелится.) Ты на меня в обиде?.. Ты же знаешь — не могу я сидеть в городе. Профессия такая.

Аннели. Птички заботу любят. Внимания к себе требуют.

Криста. Что?

Аннели. У каждого — свой заповедник. Наверное, так и должно быть.

Криста. За последние полгода ты неузнаваемо изменилась. Аннели, мы больше не друзья?

Аннели. Извини… Извини… Мама, ты разговариваешь во сне…

Криста. Разговариваю? Во сне? Я не понимаю тебя.

Аннели. На днях я встретила папу… Тебе от него большой привет.

Криста. Как он поживает?

Аннели. Тебе это интересно?

Пока Криста и Аннели разговаривают, Юхан выходит в сад.
Из комнат появляется Марта.

Марта (в сад). Юхан!.. Возьми тряпку. Протри хорошенько.

Криста. Мама, пожалуйста, — хотя бы один глоток. (Никакой реакции со стороны Поллы).

Аннели. Не обращай на меня внимания. Прости.

Криста. Посиди с бабушкой.

Криста идет за Мартой в комнаты.
Появляется Юхан. Он несет этажерку резной работы.
Ставит возле кушетки.
Аннели украдкой наблюдает за ним.
Юхан вновь уходит в сад.

Аннели. Если ты, бабушка, думаешь, что я забыла вернуть ожерелье, ты ошибаешься. (Полла молчит.) На школьном вечере мальчишки, как чумные таращились. То ли жемчугом любуются, то ли на грудь пялятся… Завтра принесу. Обязательно. (Полла молчит.) Этот Уно с портфелем — он еще не надоел тетушке? (Полла молчит.) Недавно я видела, как Эльза в своей обычной манере потеснила старика на скамейке. «А ну, старый, двигай отсюда свои цветочки — свои жалкие нарцыссики — с моего места и без разговоров!» А старик очень весело отвечает: «Здравствуй, Эльзочка! Твои тюльпаны хороши — так и краснеются, так и дразнят мои сладкие воспоминания!..» Это правда, что улицу вашу когда-то называли улицей красотки Эльзы?

Криста (в дверях). Аннели! Подойди сюда!

Аннели (Полле.) Я сейчас.

Аннели идет в комнаты.
Из сада появляется Юхан. Он несет старинную керосиновую лампу.
Лампу ставит на этажерку.
Разворачивает рулон — учебное пособие «Нервная система человека».
Вешает на стену. Переодевается в спортивный костюм.

Марта (в дверях). Уно, зайди, пожалуйста, к Эльзе. Тебе по пути. Скажи, чтоб здесь не появлялась. Временно. Скажи, что я цветы сама нарежу. В оранжерее будут стоять. В ведре. Скажи ей. Учти, я жду тебя. Не смей дурить. Ты как ребенок.

Уно (уходя). Не волнуйся — дам тебе шофера. Пригонят твоего «Жигуленка». Накатаешься всласть.

Марта. Жду тебя. Учти. Очень жду.

Уно уходит.

Юхан (подходя к Марте). Веревка есть?

Марта. Веревка? Бельевая подойдет?

Юхан (вслед Уно). Прошлогодний был симпатичней.

Марта. Ну где мне найти такого, как ты, мое золотце?

Марта и Юхан уходят в сад.
Появляются Аннели и Криста.

Аннели (выходя из комнат). А как же школа? Я, конечно, с радостью побуду, но что в школе скажут? (Украдкой смотрит в сад.)

Криста. Ну, хорошо… Сама побуду с мамой. Два-три дня я смогу.

Аннели. Ты меня бесишь… Да плюй ты на все и кати в свой заповедник!.. А еще о дружбе говоришь…

Криста. Аннели… я ничего не понимаю.

Аннели. Зато я кое-что понимаю. (Не сразу.) Сегодня ночью ты звала Эдуарда…

Криста. Кого?

Аннели. Эдуарда… Во сне. Его зовут Эдуард?.. Он кто?

Криста. Какая чепуха.

Аннели. А все-таки во сне ты намного симпатичней.

Входит Юхан. Несет веревку.

Юхан (увидев Аннели, напевает). «Ба-буш-ка коз-ли-ка о-чень лю-би-ла, ба-буш-ка клз-ли-ка каш-кой кор-ми-ла… Вот как, вот как…»

Криста (перебивая). У вас, несомненно, завидный нрав, тем не менее, нужно понимать, где вы находитесь.

Аннели, весело усмехнувшись, уходит.
Криста идет к матери.
Юхан — к своей кушетке.

Мама, скажи, ты молчишь потому, что тебе очень тяжело?.. Мама… Мама!! (В панике.) Марта!! (С облегчением.) Фу, как я испугалась.

Марта выбегает из комнат.

Марта. Что случилось?

Криста. Я, кажется, теряю голову.

Марта. Ты с детства ее не имеешь. И университет не помог. Все, на что ты горазда, — это с птичками щебетать в заповеднике.

Криста. Не остроумно.

Марта. Анне — завидная деваха. Невеста хоть куда… Криста, позволь мне эту радость, у нее скоро день рождения.

Криста. Зачем вы на Аннели повесили ожерелье? Аннели собирается в университет поступать.

Марта. Как же, невеста будет с дипломом. Рожать-то хоть научится?

Криста (оттаскивая Марту подальше от Поллы, сдерживая возмущение). Как ты можешь говорить такое при маме?!

Марта. Убирайтесь!! Все отсюда к черту!!

Криста озадачена.

(В себе.) Вместе со своим чадом убирайся… Не нужны вы здесь.

Марта уходит в комнаты.

Полла. Криста!.. Иди домой!..

Криста. Мама?! Тебе лучше?!

Полла. Погаси свет. (Имеет в виду торшер.)

Криста. Как же в темноте?.. Может, в твою комнату переберемся?

Полла. Иди, Криста. Иди с богом. Поезжай в заповедник, родная.

Криста. Я рада, что не так все страшно. (Целует мать.) Завтра я буду целый день с тобой. Все будет хорошо. Я тебе обещаю.

Криста целует мать. Уходит.
Юхан зажигает керосиновую лампу. Несет к Полле.
Ставит на тумбочку. Постояв, уходит в сад.
Входит Марта. Берет телефонную трубку. Набирает номер.

Марта. Уно, я тебя жду… Не придешь? Ты как ребенок. Неужели студент действительной похож на соблазнителя? Я жду. Слышишь?

Марта кладет трубку. Идет к Полле.

(Задумчиво.) Иногда мне кажется, что Аннели рожала не Криста… Кто-то совсем-совсем другой. (Полла молчит.) Не любит Криста свою дочь. Стою как-то с цветами в городе. Подходит ко мне Криста. Выбрала три тюльпана, достает трешницу и вдруг взглянула на меня да как побежит. Сгинула, оставив деньги… Рихард — красавец мужчина. К бабам стал заглядывать? А что остается? Криста бегает по заповеднику, а что делать мужу?.. Аннели — славная деваха… Откуда эта лампа здесь? Юхан зажег?

Полла. Не переживай, Марта. Все хорошо. Иди.

Марта. Если что — вот колокольчик.

Марта вынимает из кармана колокольчик и кладет на тумбочку.
Уходит к себе.
Входит Юхан. Он несет из сарая прялку.
Идет к Полле. Ставит прялку перед кроватью.

Юхан. Валялась в сарае…

Юхан садится на табуретку, запускает колесо прялки.
Крутит.
Полла молчит.

Этой прялке, наверное, не мало лет. В отличном состоянии. Как вы думаете — ручная работа?

Полла. Муж смастерил.

Юхан. Этажерка, наверное, тоже его рук работа?

Полла. Мой муж все умел.

Юхан. Вы мужа любили?

Полла молчит.

Разрешите — я заберу прялку? Поверьте, будет стоять на самом почетном месте. Рядом с лучшими моими призами…

Полла молчит.

Завалена была хламом… горшками, лопатами, шифером, мешками из-под цемента — дребеденью всякой…

Полла (холодно). Уйди.

Юхан. Позвать Марту? Она вам Библию почитает. А хлам я в сарай брошу… У меня предложение — продайте прялку. Я хорошо заплачу. Сколько просите?

Полла. Уйди!

Юхан (на прялку). Хлам захватить?

Юхан идет к кушетке.
Из комнат выходит Марта. Идет в сад.
Юхан вяжет на веревке узлы.

Полла. Что ты там делаешь?

Юхан. Прялка — олицетворение жизни, сотворенная руками дорогого человека, а на уме — Библия. За этот годы вы, наверное, капитально обнюхали божий талмуд. Неужели помогает?.. Кто выбросил прялку? Марта? Этажерка — туда же. Чего только в сарае нет!

Полла. Марта несчастна.

Юхан. Это я уже слышал. Старая песня. Все, что вы умеете сказать… Как вам сад нравится? Обновление? Артель «Эльза и Ко»?

Входит Уно.
Проходит в комнаты.

Голос Уно. Марта!..

Уно выходит из комнат, идет в сад.

Марта!..

Марта (появляясь из сада). Нарезала цветов. Ведро наполнила. Эльзу видел?

Уно. Сказал.

Уходят в комнаты.

Полла. Ты что там делаешь?

Юхан стелет постель.

Юхан. Думаю — не до учебы тут…

Полла. Для чего эта ширма?

Юхан. Марта знает, что делает.

Юхан направляется в сад.

Полла. Господи, да что ж это Марта? С молодым человеком? Как же можно? Я же встать не могу. Как же она не поймет? Марта!

Полла неуклюже звонит.
Появляется Юхан. Несет огромный букет цветов.
Подходит к Полле, кладет в ноги.

Юхан. Весна на дворе. Вставать пора.

Полла (в испуге). Цветы помнутся! (В панике.) Что же ты сделал?! Господи! Обратно! Унеси ведро! (Отчаянно звонит.) Там должны стоять! Отнеси скоренько!

Юхан. Что с вами?

Полла (в отчаянии). Зачем ты это?! Унеси же! Унеси!

Юхан. Пусть Марта унесет. Вы звоните, звоните.

Входит Марта. Идет к Полле.

Марта (увидев Юхана). Что такое?.. (Озадаченная.) Цветы?!.. Ведро опустошил?.. (Вдруг.) Знаешь что, приглашаю тебя. Идем-ка.

Юхан. Спасибо. Мне спать пора.

Марта. Ну что с тобой поделаешь? (Полле.) Напугал он тебя? Лампу поставил… (Юхану.) Ты мною недоволен? Хочешь рюмочку? (Зовет.) Уно!..

Уно (в дверях). Что такое?

Марта. Ладно. Ничего. (Юхану.) Юный ты. А потому тоскливо с тобой… Принеси ведро. (Начинает собирать цветы. Юхан уходит за ведром). Как он тебе?.. Ночку переночует. Я Эльзу хочу к тебе подселить. Присмотрит за тобой. (Вернувшемуся Юхану). Завтра пойдешь в комнату. (На ведро.) Отнеси на место.

Юхан ставит ведро в изголовье Поллы.

Полла (всполошившись). Отнеси, Юхан, отнеси, как просят сделай!

Марта (Юхану.) Ты думаешь, мама меня боится? Трепещет передо мной?

Полла (Юхану, в отчаянии). Ну что ты с этими цветами?!

Марта. Делайте, что хотите.

Марта уходит.

Юхан. Если в вас есть хоть капля человеческого достоинства — нужно драться! (Направляется к кушетке, берет веревку, привязывает конец в ногах поллиной кровати). Беритесь…

Полла. Что?

Юхан. За веревку. Поправлю подушку. Положили, словно в могилу.

Полла. Не хочу я никаких веревок.

Юхан. Беритесь… Подтягивайтесь… Поправлю подушку… Славно… Ложитесь… Кто ужинает горизонтально? Мать родную накормить не могут.

Полла. Я ничего не хочу.

Юхан (держа ложку с творогом). Рот пошире…

Полла. Оставь меня, добрый человек.

Юхан. Я жду… Теперь молока… Веревку в клочья разнесем… (На веревку.) Хорошо придумал? Сможете добраться вот до этого узла? Раз, два, три — четвертый узелок…

Полла. Ты смеешься надо мной?

Юхан идет вдоль сцены, демонстрируя душераздирающую походку больного полиомиелитом.

Юхан . Вот так я ходил… А ребята, как ни забавно, — не смеялись!.. Я через заборы лазал! Не отставал ни на шаг! Бросал велосипед и карабкался следом за всеми!..

Полла. Ты что — был хромой?

Юхан. Заказал отец трехколесный велосипед на заводе, с ремешками на педалях. Я отцу жизнью обязан.

Полла пытается подтянуться.

Один узелок есть… Сейчас будет второй. Отлично!.. Теперь наверняка доберетесь до третьего… Остался последний!..

Полла все же опускается на полушку.

Веревка никуда не убежит.

Полла. Чего ты от меня хочешь?..

Юхан. Может, Библию почитаем?.. Про то, как Христос вознесся.

Полла. Не твое это дело.

Юхан. Думайте. У вас времени навалом…

Юхан идет к кушетке. Готовится ко сну.
Снимает спорт костюм, укладывается в постель.

(Спохватившись.) Подумает черт знает что… (Идет к Полле). Я отвяжу веревку.

Полла. Зачем?

Юхан. Оставить?

Полла. Оставь. Пусть так.

Юхан возвращается в постель.

Я свой век отжила.

Юхан. Марта работает все там же — на комбинате?

Голос Марты. Ну, прекрати! Я тебя прошу! Да не делай ты глупостей! Сказала — не поселю, значит, не поселю!

Уно. Тебе угодна роль циника? — изволь, но давай без заносов. Тебе хочется поиграть в роковую женщину? Давай прежде оговорим правила игры.

Марта. Уно, милый, я буду кисой.

Полла тяжело вздыхает.
Уно выходит на веранду.
За ним появляется Марта.

Знаешь, что выкинул студент? Завалил маму цветами. (Зовет.) Студент!.. Ты меня слышишь?!.. Молчит. Ждет, когда ты уйдешь. Ты меня слышишь, студент?!

Уно. Чемпион! К тебе дама обращается!

Юхан. Катись к лешему! Крути отсюда колеса!

Марта хохочет.
Юхан натягивает штаны.

Уно. Пошел на свое место, щенок!

Марта. Прекратите!

Юхан. «Студент, студент!..» Склеп какой-то, а не дом!

Забирается в постель.

Мать слегла, а они дурью маются!

Марта. Что-то я совсем сдала.

Уно. Завтра все обсудим. Я дам тебе шофера. Я буду у себя в конторе.

Марта. Извини меня, Уно.

Уно. Мне неловко, если я маху дал… с этим типом. Извини. До завтра.

Марта. До завтра.

Уно уходит.
Марта идет к Полле. Стоит перед больной.

Веревка?.. Зачем она здесь?

Полла молчит.
Марта подходит к ширме.

Ты не сердись, Юхан… Сколько хочешь живи. Ключ за косяком. Захвати утром. (Молчание.)

Марта уходит к себе.
Гаснет свет.

Действие второе

Картина первая

Раннее утро.
Полла лежит в одиночестве. Рядом ведро с цветами.
Над кушеткой Юхана учебное пособие — «Нервная система».
Полла берется за веревку. Ей удается сесть. Тем не менее, этого недостаточно, чтобы заглянуть за ширму.
Опускается.
Входит Аннели. Направляется к Полле.
Она в красивом платье, в руке — портативный магнитофон.

Аннели (спускаясь по ступенькам, с любопытством глядя на ширму). А вот и я!.. Доброе утро, бабушка!.. Сколько цветов!.. То, что тетя Марта решила купить машину, — потрясающе! (Кладет ожерелье на тумбочку.) Вот сокровища твоей юности. Я и не знала, что это подарок тебе от дедушки, к свадьбе. В целости и сохранности.

Полла. Внучка, посмотри, — вещи Юхана там?

Аннели (заходя за ширму). «Нервная система» висит… Он что, собрался уходить?.. Мама сказала: «Пер аспера ад астра». Через тернии к звездам! Это о нем. Он, оказывается, знаменитый спортсмен. (Разглядывая «нервную систему»). Спортивную медицину изучает? Может, и мне заняться нервишками? Очень актуально.

Полла. Твой папа тоже был спортсмен. Его весь город знает. Кристу сам бог не поймет. С пеленок книжками обложилась.

Аннели. Книги, это плохо, бабушка? Для чего эта веревка?

Полла. Юхан наладил.

Аннели. Он тебе нравится? Все Юхан да Юхан… А то, что мама в этот дом не вложила ни единого кирпича, абсолютно ничего не значит. Мама — наш ангел-хранитель. Ты была хоть раз у нее в заповеднике? Маму никто не знает. Папа — в том числе.

На веранде появляется Эльза.
Идет к Полле.

Эльза. Ну, здравствуй, здравствуй. Ты что, не могла сказать, чтоб яблони — ни-ни? Молчишь да молчишь. Марте жить, молодая она. Не киснуть же в углу в ее годы. Я согласна. Марта меня попросила. Посидеть с тобой. За ширмой приютиться, значит?(На улыбку Аннели). Тебя, милая, что-то веселит? (Полле.) За цветами я пришла. В оранжерее не оказалось. Тут, значит, поставили? Я быстро. Вернусь мигом. Слово Господа, милосердие истинное да успокоит сердца наши, грешников. Приду — обратимся к слову вечному. Нам ли с тобой не алкать солнца утешения?

Перекрестившись, Эльза берет ведро с цветами и направляется к выходу.

Аннели. Это не для вас. Вы слышите?! Эти цветы не для вас!

Эльза. Марта знает, что делать.

Полла. Пусть, родная, пусть будет так.

Аннели. Перед тетушкой я преклоняюсь. (Эксцентрично.) Шапки долой перед тетей Мартой! (Полле.) Что скажешь? Я не права? Одна тетушка знает, чего хочет.

Телефонный звонок.
Эльза от испуга роняет ведро.
Цветы рассыпаются.
Аннели идет к телефону.

Алло?.. Тетя Марта?.. Ты звонишь из Таллинна?! Ты уже едешь?! На полпути?! Вот здорово!.. Лежит бабушка… Я? Смотрю, как Эльза бизнесом занимается. Ты позвонила, а цветы от Эльзы врассыпную. Их, оказывается, надо хватать за хвост и обратно в ведро, и обратно в ведро… Что? Не продавать? (Эльзе.) Базар отменяется. (Уходящей Эльзе). Цветы оставьте! (В трубку.) Мы ждем тебя. А рулить ты умеешь? Ждем! Ты — чудо! (Кладет трубку.)

Эльза. Что с цветами-то? Марта опять что-то придумала?

Аннели. Оставьте цветы. Я побуду с бабушкой. Марта скоро приедет. С Мартой разговаривайте.

Эльза, оставив ведро, уходит.
Аннели берет ведро и несет к Полле.
Вынимает тюльпан из ведра, любуется.

Как жаль, что нельзя выбирать себе родителей. Как ты думаешь, бабуля, кого бы я выбрала?..

Полла. Кристу.

Аннели (на магнитофон). Как тебе подарок? Хочешь послушать? Тетя Марта подарила. Мама сказала — ужасно дорогая вещь. Японский. Ну, кавалеры, берегитесь! Сядет тетушка в машину: подходи — не пожалеешь! Рядышком тебе местечко — вмиг, дружочек, ошалеешь. Хлоп! и западня захлопнулась. (Оглядывая помещение.) Разве можно сравнить все это с нашей квартиркой-конурой?

Полла. Для вас старалась.

Аннели. Этот тип… с портфелем который… чего он сюда таскается? Тетушка любит его или терпит?

Полла молчит.

Любит — не любит, плюнет — поцелует, к сердцу прижмет — к черту пошлет… «Солнышко ты мое ясное!».. Не весело тетя Марта солнышко поминает… А ведь какая женщина. Ерунда с тетушкой какая-то получается.

Из дверей справа влетает спортивная сумка.
Падает возле кушетки Юхана.

Полла. Юхан вернулся… Это Юхан.

Входит Юхан с колесом от спортивного велосипеда.

Юхан. А у меня, черт бы все это побрал, — прокол! Что это такое? — вечное проклятье велосипедистов!

Подходит к Полле.
Аннели прячется за ширмой. Затем идет на веранду и садится в кресло.
Полла подтягивается.

Время зря не теряем? Знай наших? У нас с вами получится великолепный тандем: я жму на педали, вы — сидите на колесе.

Полла. Что?

Юхан. Это значит — не отставать ни на шаг. Куда я — туда и вы. Первое лекарство для вас сейчас — массаж. Будете садиться, ноги свешивать, прочие фокусы проделывать. А у вас упругие мышцы. Дряхлость, она не в теле, дряхлость — тут. (В грудь.) Вы знаете, что такое велогонка? Участников — пестрая сотня. Оглянешься — дух захватывает. В общем, на последнем этапе нам с Пааво, Пааво — это мой друг, нам с ним удалось оторваться, удалось уйти от основной группы вперед. Лидерство по зачетам всех этапов сохранял Пааво. Финишируй он первым и главный приз его. Но километрах в двух от финиша — прокол. Как вы думаете, у кого? Закон подлости — у Пааво. Соскочил я с велосипеда — он помчал дальше.

Полла. На твоем велосипеде, что ли? Ты же тоже был впереди.

Юхан. У Пааво был шанс. Хрустальная ваза. Я сейчас не о вазе. Я о том, что одному трудно. Я это хорошо знаю. Смотришь вслед, а душой весь там — с ним. Я не меньше Пааво радовался.

Аннели (сидя в кресле). И вы совсем не завидовали Пааво?

Юхан. Нас навестил серенький козлик?.. На одном из этапов завал получился. Это когда один упадет, а те, что за ним — через него. Я тоже кувыркался. Та гонка для меня не сложилась.

Полла. Как это?

Юхан. Один упадет — и заваривается каша. Тут целым бы остаться… Иметь шанс, иметь перспективу — это всегда было по мне.

Полла. Молодой ты.

Юхан. Один за всех и все за одного. Самая верная дорога из плена, из одиночества.

Аннели. Бабуля, на велике погоняться не хочешь? В сарае у тебя «Диамант» заграничный. Хрустальную вазу получишь. Со спортсменом — раз плюнуть, знай дави на педали, проще простого.

Полла (Юхану.) Это она так. Аннели хорошая девочка.

Аннели. Вергилий, выводящий Данте из ада. Через тернии — к звездам. Сладкоречивые ужасно похожи друг на друга. Крутятся тут разные. С портфелем… без портфеля… на велосипеде… Тетя Марта знай расставляет всех по полочкам, в банки со спиртом. Экземплярчики.

Полла. Да что с тобой, Аннели?!

Аннели. Флаги всех цветов под крышу к тебе Марте.

Полла (Юхану.) Аннели очень любит отца…

Аннели. Да! Люблю! Ну и что?!

Полла. Он их бросил…

Аннели. Никто нас не бросал!! (Нервно звонит колокольчиком.) Ну, бабуля, ты даешь…

Эльза вкатывает на веранду сумку-тележку.

Эльза. Слышу твой колокольчик! Слышу! Заждалась, небось?! Спешила, как могла!

Поняв свою ошибку, Эльза решительно направляется за ширму, но тут — колесо и «Нервная система».

Эльза озадачена.

Аннели. Что вас тут интересует? Тетя Марта приедет, с ней разговаривайте. Я вам уже сказала, приедет Марта — тогда.

Эльза. Как же это Марта? Просит меня пожить, сделать милость…

Полла. Марта распорядится, Эльза, устраивайся. Юхана Марта в комнату переселит.

Эльза (на «Нервную систему»). Это что же такое?

Аннели. Икона. Святого угодника. Или не похоже?

Эльза. И то правда: богу — богово, кесарю — кесарево.

Полла. Марта распорядится. Она скоро приедет. Ты устраивайся.

Аннели. Опять прокол? Опять велогонка не складывается? Как лично я понимаю, — кровать больной не велосипед.

Эльза. Стар да млад — все в разлад. Человек — не игрушка, не лялька для потехи. В слезах стоит человек перед господом. Покоя, любви алчет.

Аннели. Вы пожаловали по поручению Господа?

Эльза. Милое мое дитятко, невинное, с розовыми щечками…

Аннели. Находите? Розовые? Это меня очень радует.

Эльза. Любовь истинная, она высоко. Кровинушка поет? Веселится? Оно и правильно. Наша душа уже покоя хочет, пристанища светлого.

Аннели. Затея тети Марты не лишена пикантности. Библия и велосипед. (Игриво.) Библия — велик, библия — велик… Я лично выбираю ве-ло-си-пед. (Юхану.) Что скажете? Вас не трогает моя любовь к велику? Особенно — к гоночному.

Эльза укладывает Поллу как можно солиднее: разглаживает плед так, что создается впечатление надгробной плиты.

Ни одной морщинки! Бабушка! Тебя остается только цветами обложить!

Эльза (увидев веревку). А это что такое? В постели, с узлами. Нужна, что ли?

Аннели. Труд создал человека, в труде и спасенье его. (Юхану.) Я правильно вас поняла? Вашу изысканную идею гонят прочь? Отсылают куда подальше?

Эльза. Свет да надежда — она здесь (пальцем в сердце) живет, у тебя она… там ютится да веселится, а надобно, чтоб покоилась. Тебе ли нужен покой душевный? Молодо — зелено. (Юхану, показывая на нервную систему). На колени, небось, не встанешь перед образом светлым. Подбоченишься. Как явился, так и сгинь. Не твоего ума забота. Понял? Не мельтеши.

Аннели (Юхану.) Вы ей про велогонку расскажите. Подпрыгнет от восторга.

Эльза (Полле.) Как с веревкой-то? Отошли их с глупостями. Привязал веревку и думает — вставать пора? (Юхану.) На жительство заскочил? Иди в угол — не мешайся тут.

Юхан начинает отвязывать веревку.

Вот так бы и сразу.

Полла. Нет. Юхан. Не надо. Оставь. Не надо отвязывать.

Эльза. Да что с тобой? (Укладывая Поллу). Суета это. Слово Господа всуе не слыхать. А уж коль артачится, какое там слово — кураж один.

Полла хватает отвязанный конец веревки.
Держит. Не отпускает.

(На Юхана). Да ты погляди на него! Еще ерепенится! Отойди!

Юхан (Полле.) Привязать? Хотите? Вы встать хотите?

Полла судорожно тянет веревку.

Эльза. Не смеши меня, подруга. Отпусти веревку-то. Господи, да что с тобой делается? Гастролер! Сегодня здесь, завтра — там!

Юхан. Она вас заживо похоронит.

Входит Криста. Спустившись по лестнице, видит мать, тянущую изо всех сил веревку.

Криста. Что случилось? (Юхану.) Зачем вы тянете? Отпустите! Немедленно отпустите!

Полла (Юхану.) Привяжи, Юхан, привяжи. С тобой буду. Никого не хочу. Никто не нужен. Привяжи веревку.

Эльза. В потемках ты живешь, подруга, в потемках. Пялишься? На кого? Как прискакал, так и ускакал! Как ты не понимаешь?! Завтра всех их отсюда, как ветром сдует!

Криста (Эльзе.) Вас кто сюда пригласил? Марта?

Эльза (с вызовом). Едет горемычная! Мчит на коляске! Явится — взвоет! Господь-то по ней слезу роняет! (Полле.) Тебе ли сносить вопли чада твоего?! Господь прощенье дарует! Эти?! Кураж один! (Кристе.) Одна претензия!

Криста. О каком прощенье вы говорите? О чем вы? Немедленно оставьте дом!

Эльза. Кинули! Бросили! Одна Марта — человек. Великомученица! Где голову приклонить вашей матери?! В прощенье успокоится! С Господом успокоится!

Юхан (Полле.) Привязать?

Полла. Привяжи, родной, привяжи. Ты иди, Эльза, иди.

Юхан (Эльзе.) Вы хотите что-то сказать?

Полла (в страшном беспокойстве). Не надо, милый! Не надо! Ты будешь со мной! Ты! Ты пойди, добрый человек! Я с тобой хочу! Никого не хочу больше!

Криста (Эльзе.) Немедленно покиньте дом!

Эльза. С Мартой мне разговаривать! С Мартой! Вот так!

Полла. Эльза, спасибо, милая. Не обижайся. Ты пойди пока.

Эльза. Слепые!

Пауза.

Криста. Боже мой, сколько холода в человеке…

Эльза едва держит себя в руках.

Юхан (Эльзе.) Вы хотите что-то сказать. Какую-то пакость.

Криста (поспешно Эльзе). Уйдите немедленно!

Юхан (Эльзе.) Хочется оправдаться? В голове вертится пакость? Какая-то гадость?

Эльза. Да нет, милый мой, просто гляжу на тебя и не пойму, что ты за птица?

Юхан (Эльзе.) Вашего присутствия боятся здесь, как чумы. Говорите. Вам же очень хочется сказать.

Эльза (приглядываясь к Юхану). А ты, дружок, не прост, как погляжу. Пострадать тебе пришлось. (Кристе.) Кати к своим птичкам. Найдутся тут люди, найдутся.

Аннели хватает сумку-тележку и устремляется к выходу.

Что ж вы, в самом-то деле? Постыдились бы… Запомни, подружка, успокоение не с ними, нет, совсем не с ними. (Глядя на Юхана). Ты ему ничего не говори. Пусть себе. Ангелочек. Он и впрямь забавный.

Эльза уходит.
Пауза.
Юхан идет к кушетке. Садится.

Криста подходит к нему с Библией.

Криста. Отнесите. Догоните и отдайте. Это ее книга… Я маму заберу к себе.

Юхан. Вы посылаете меня к Эльзе с умыслом?.. В этом доме какие-то тайны? Старуха хотела что-то сказать?

Криста. Хорошо. У вас экзамены. Занимайтесь своим делом. Сама отдам.

Юхан идет в сад.
Криста не сразу, но подходит к Полле.

Полла. Ты Юхана куда послала?.. К Эльзе?

Криста. Мама, мы с Аннели решили, — ты переберешься жить ко мне. Мы с Аннели все обсудили.

Полла. Ты его к Эльзе послала?

Криста. Тебе надо сменить обстановку. Давно надо было сменить. В этом доме для тебя покоя нет и не будет. Поправишься, начнешь помогать Аннели по хозяйству. Ты сама как-то сказала, что здесь ты лишняя, здесь ты никому не нужна. Ты нам нужна. Аннели тебя любит, все будет хорошо. Жизнь пойдет по-другому.

Полла. Зачем ты послала Юхана к Эльзе?

Криста (не сразу). За что вы меня ненавидите?.. Неужели ты думаешь, что привязанность к тебе этого юноши меня не трогает?

Из сада входит Аннели.
Подходит к Полле.
Телефонный звонок.

Криста идет к телефону.

Я слушаю… Эне? Ты?.. Что-то случилось?.. Вот что, Эне, мне придется задержаться. На два-три дня… Эльдур?.. Мама серьезно больна… Прекрати… Как тебе не стыдно?!

(Бросает трубку.)

Криста возвращается.

(Помолчав.) Аннели, тебе недостает нарядов?.. Я не против красивых вещей, не против автомашины и всего остального…

Аннели. Против чего же ты?

Криста. У тебя светлая голова, Аннели. Тебе учиться надо. Серьезно учиться. Ты собираешься поступать в университет… Аннели, твоя голова забита в последнее время, прости меня, черт знает чем. Что происходит, девочка?

Аннели. Сесть за руль и мчаться, мчаться… куда глаза глядят… прочь от пустых, ненужных слов… Ты же думаешь сейчас не обо мне…

Криста. О ком мне еще думать? О тебе и только о тебе!.. Аннели...

Аннели. Этот Эльдур… он кто?

Криста. Моя работа затрагивает большой круг людей. Работа есть работа. Аннели, я не понимаю. Я уже ничего не понимаю. Чем забита твоя голова?

Аннели. Ты можешь сказать, кто такой Эльдур?

Полла. Поезжай, Криста. Тебя ждут — надо ехать.

Криста (энергично направляется на кухню). Все с ума посходили.

Криста на кухне.

Аннели (помолчав). Я знаю сааремаскую тайну… секреты птичьего заповедника… Там птицы летают и кричат: Эльдур! Эльдур!

Полла. Аннели, девочка, сходи, пожалуйста, посмотри, куда пошел Юхан?

Аннели. Я открою тебе тайну, бабушка, но с условием, ты тоже откроешь свою тайну. Идет? (Помолчав.) Мама во сне зовет Эльдура.

Полла. Криста? Зовет во сне мужчину?

Аннели. Теперь ты скажи: какую тайну хотела открыть Эльза? Почему тебя заботит, куда пошел Юхан? Эльза что-то знает?

Полла молчит.

Тетя Марта единственно красивый человек. Вся как на ладошке. И веселье у нее не веселое. Она открыта и не открыта. Болячку какую-то скрывает.

Полла (помолчав). Я очень виновата перед ней.

Аннели ждет.

Дом я строила. Поднимала эти стены, как проклятая. Твой дед в Тарту не долго жил. Успел заложить фундамент да сад высадил. Занемог он как-то вдруг, после отъезда с Сааремаа. Слег, через четыре месяца его не стало. Осталась я одна с этим строительством. Твоя мама училась в университете. Кто помогал мне, так это Марта. Очень помогала. Юбки в то время на мне болтались, как на палке. Работа — дом, дом и снова бежать на работу. Экономила на чем только могла. Дом все мои скудные средства пожирал. Считай, пять лет нищеты. (Помолчав.) Марте в то время было, как тебе сейчас… чуть моложе была, на год, наверное… вот тогда и объявился летчик…

Аннели. Летчик? Какой летчик?

Полла. С военного аэродрома. С того, что под Тарту в лесу спрятали.

Аннели. Русский летчик?

Полла. По-эстонски не понимал ни слова. Явился он как-то ко мне и скзал. Что хочет жениться на Марте. «Будем жить в гарнизоне. У меня хорошая квартира…» Господи! Дом-то для чего строю?! Ох как я обозлилась… Когда узнала, что Мартушка-то моя беременна, похолодела. Схватила дуру за руку и к бабке… Криста не вмешивалась, она ничего вообще не знала, в то время она хлопотала с устройством в заповедник.

Аннели. Ты сказала, что повела тетю Марту к бабке.

Полла. Аборты были запрещены… Денег выложила… Господи, господи. Я ведь хотела, как лучше., Воспаление, начались страшные боли, через несколько дней Марту увезли в больницу… Пусто брюха Марта. Крутится, вертится, туда-сюда носится, все это так — пузыри. Машину купила — еще один пузырь.

Аннели. Бабка не сумела?

Полла. Не сумела, как надо… Хотела я тогда дом продать и вернуться на Сааремаа, да сил уже не было… Внучка, ты Эльзу не обижай. Они с Мартой сошлись не случайно.

Аннели. В каком смысле? Нет детей?

Полла. Да.

Помолчали.

Аннели. Тетя Марта как-то сказала, что она не любит этот дом.

Полла. Не любит, это верно…

Аннели. Ночью — особенно. Когда пусто. «Дом скалится беззубым ртом старухи»

Полла. Она тебе так сказала? (Помолчав.) Однажды, вконец измучившись на строительстве, Марта как закричит: «К черту эту каторгу! Квартиры даром дают! Вон, какой район отгрохали!»

Помолчали.

Аннели, ты Юхану не рассказывай.

Аннели. Тетя Марта любила летчика?

Полла. Он делал ей подарки. Приставал со всех сторон.

Аннели, помолчав, направляется в комнаты.
Из кухни выходит Криста с подносом.
Она собирается кормить мать.

Криста… я все рассказала… Аннели… Позволь теперь девочке бывать здесь…

Криста ставит поднос на тумбочку.
Опускается на кровать.
Помолчали.

Криста. Мечта, которая живет в тебе с самого детства, это, пожалуй, единственно прекрасное, что наполняет жизнь.

Полла. Как ты можешь, милая, без ласки?.. Квартиру получила, все у тебя есть, а гнезда своего как не было, так и нет.

Криста. Вы хотите отнять у меня Аннели?

Полла. Глупости.

Криста. Украшения, подарки, теперь — автомашина…

Полла. Ты на Рихарда не обижайся. Не он тебя обманул, ты — его. Торчишь в заповеднике, а какого мужчине? Сильному, красивому? Гуляет на сторону? Да он тебя ни на кого не променяет.

Из комнат выходит Аннели.
На ней джинсовый костюм. Очень красивый.
Из сада входит Юхан. Он вносит шест.

Аннели. Это еще что такое?.. Чертей гонять?.. Подлинней не нашлось?

Юхан подходит к кровати Поллы, начинает привязывать шест к спинке кровати и к перилам.

Как интересно!.. Бабушка, что бы это значило?.. И никаких тебе объяснений.

Криста. Аннели, что это за костюм на тебе?

Аннели. Подарок тети Марты.

Полла. Ты не уйдешь, Юхан?.. Живи, сколько хочешь, сколько тебе надо, я все буду делать, ты не сомневайся. Если нужно, я все смогу, все сделаю.

Юхан. Встать сможете?

Полла. Встать?.. Прямо сейчас?.. Ты этого хочешь? Да. Смогу. Как не встать? Если надо, обязательно встану. Ты мне очень нравишься. Ты напоминаешь мне моего мужа.

Полла пытается свесить ноги.

Юхан. Смелей… Назло всем… Моя мама не верила, что я встану, смогу справиться со своими ногами. Папа — верил. Ни минуты не сомневался. Заказал велосипед на заводе, трехколесный, с ремнями на педалях.

Полла. Ты умеешь вперед глядеть. Сильный ты. Эстонец. Напору в тебе — хоть отбавляй. Это мне нравится. Очень нравится.

Полла берется за шест.
Собрав всю свою волю, встает на слабые ноги.
Держится за шест.

Криста уходит на кухню.
Аннели включает магнитофон: гремит рок-музыка.
Полла от испуга едва не падает.
Аннели выключает магнитофон.

Уходит в сад.

Пойди к девочке. Ее нельзя оставлять одну. Я обошлась с ней очень неосторожно. Я буду ходить. Все буду делать. Смогу. Не надо оставлять девочку одну. В душе совсем дитя. Скажи, милый, ты разговаривал с Эльзой? Что она тебе сказала? Рассказала про Марту? Ты притащил шест назло Эльзе? Я все сделаю, что надо. Можешь на меня положиться. Ты прав, ты. Назло всем буду ходить.

Из кухни выходит Криста.
Юхан выходит в сад.
Полла опускается на кровать.

Помолчали.

Криста… тот человек, в заповеднике который… он кто?.. Он любит тебя?.. Ты женщина заметная. Хорошо, когда любят.

Криста (не желая слушать). В доме ни капли молока. Пойду в магазин.

Криста уходит вправо.
ПОЛЛА пытается встать вновь.

Встает, но двинуться вдоль шеста не решается.
Звон разбитого стекла: кто-то запустил камень в оранжерею.
Полла оседает.

Еще удар.

Полла (хриплым голосом, осев на пол). Криста!.. Криста…

Постепенно убывает свет.

Юхан!..

Свет снимается.
Когда свет наплывает, Полла неподвижно лежит на полу.

Из сада входит Криста.

Криста. Мама!.. Боже мой, что случилось?! Как же так?! Тебе одной ни в коем случае нельзя вставать! Тебе вообще нельзя вставать! Боже мой, зачем ты?!

Полла. Дай веревку. (Раздраженно.) Веревку подай!

Криста. Что произошло? В оранжерее стекла побиты.

Полла (принимая веревку). Эту дуру пожалеть надо.

Криста. Кого? О ком ты?

Полла. Юхан от нас не ушел. Решил остаться.

Криста. Решил остаться?

Полла. Вот и думай. Эльза совсем из ума выжила.

Криста. Ты думаешь, это Эльза сделала?

Полла. Она рассказала Юхану про Марту.

Криста, озадаченная, молчит.

Дура хочет, чтобы Юхан ушел. А Юхан ей назло шест наладил. Дуре, похоже, обидно.

С помощью Кристы Полла взбирается на кровать.

Какой-то ужас творится.

В дверях веранды появляется Уно.

Уно. Можно?.. Здравствуйте… Марта не приехала?

Криста. Нет ее. Здравствуйте.

Уно. Что-то долго… Ну что ж…

Криста. Можете подождать. Посидите. Скоро должна приехать.

Уно. Можно и подождать.

Уно садится на диван.

Опытного шофера дал в дорогу. Могли бы уже подъехать.

Криста. Мама, хочешь молока?

Полла. Нет.

Уно. «Все — для народа, все — во имя народа». (Помолчав.) А что для человека? «По вашим личным заслугам». Профсоюзы формальны и лживы.

Криста молчит.

У вас интересная профессия. Орнитолог. Вам, видимо, претит формула: хочешь жить — умей вертеться. Во имя детей, конечно, можно и повертеться. Ради какого-нибудь дела своего. А так…

Криста. Вы получили квартиру в новом районе.

Уно. Получил. Путевки в дома отдыха получаю. Своеобразная подачка. Не находите?

Криста. Не плохая подачка.

Уно. Я тяну предприятие, мне — квартиру. Кто живет нараспашку, так это Марта. Жадно живет. О себе прежде всего думает. Как потопаешь, так и полопаешь.

Продолжительный, торжествующий гудок автомобиля.

Триумфаторное прибытие. Марта любит жесты. С ней не просто, но интересно. Во всем через край.

Входит Марта с поднятой рукой, на пальце брелок с ключами.

Марта (с пафосом). Взята еще одна вершина! Эверест! Джомолунгма! Гремела музыка! Порхал «Жигуленок»! Летели два развеселых романтика! Два ша-лу-на…

Делает вид, что только сейчас заметила Уно.

Ты? Встречаешь? Очень приятно, даже трогательно. Пригласи лихача. Верни его. Он сказал, что ты здесь, а я его уверяла, что тебя нет. Он оказался прав. Верни его. Обмоем «Жигуленка».

Уно уходит в сад.

Криста. Зло.

Марта. Любишь, не любишь, плюнешь — поцелуешь… Лучше так: плюнешь и поцелуешь… поцелуешь и опять плюнешь… Наши песенки, сестренка, без лейтмотива. Унылый мотивчик без начала и без конца.

Возвращается Уно.

Ну что? Не нашел его?

Уно. Не видно.

Марта. Ну и черт с ним. Научишь нас с Кристой водить машину? (Подавая ключи.) Владей. Царствуй. Покажешь нам мастерство вождения?.. А теперь объясните мне, пожалуйста, что с моей теплицей?

Марта поднимает с пола камень.
Вопросительно сморит на Кристу.
В это время справа входят Аннели и Юхан.

Что здесь произошло?.. Кто покалечил мою теплицу?

Марта показывает камень Юхану.

Вот это валяется на веранде. Понимаешь, дружок, что это означает? Строители светлого будущего наущают своих ублюдков. Жилой массив надвигается. Соображаешь? Таких, как я, топтать надо. Конским копытом. Чтоб духу моего не было. Враг у них под боком. Дергается, понимаешь, какая-то шваль. Ты не находишь, что мозгами они больны? Думаешь, впервой? Вот таким камнем. Восторг, когда с песнями коммунизма. Ох как нервы щекочет!

Криста. Возьми себя в руки.

Аннели (с явным вызовом). Не все умеют держать себя в руках, мамуля. Этому надо учиться и учиться. Для этого должна быть светлая голова.

Марта. Я не из тех, кому рот захлопнули. Шебуршат в уголочках, спрятались в заповедниках. Милая сестренка, я сама хочу быть птицей, вольной, шалой, с большими крыльями, а они по моим крыльям камнем…

Аннели (Кристе.) Мы только что встретили папу. В городе. Он нас окликнул. Хорошо, Юхан отошел в сторону, а то бы расхохотался. Ты папино письмо получила? Он сказал, что посылал. Две недели назад. Веселенькая картинка: в тебе заповедник ликует и поет, а папулечка…

Криста. Аннели!..

Аннели. Что — Аннели?! Мое слово никогда ничего не стоило!

Криста. Не правда! Не честно, Аннели!

Аннели. Ты такая умная, такая правильная, что тебя терпеть нет сил! Папа тысячу раз прав! Да, папа! Только папа! Я жить хочу! Смеяться! Носить красивые вещи!

Криста решительно покидает дом.

Тетя Марта!… вцепиться в руль!.. Не хочу быть умной! Где подарок?! Где мой сногсшибательный магнитофон?!

Включает магнитофон.
Гремит музыка.
Аннели подходит к Уно.

Разрешите? Согласна до упаду. Но вам придется потрудиться. Мои физические и моральные кондиции на высоте. Вы должны очень постараться и тогда я доложу папе, что его дочурка очень даже ничего. Нет! Господи, нет!.. Моя судьба — спортсмены. Через тернии — это ко мне…

Марта выключает магнитофон.

Марта. Милая моя девочка, не отпускай вожжи. Отпустишь однажды — не поймаешь, понесет — не удержишь… начнешь мурлыкать и мяукать. Проси у матушки прощения. Догони и проси прощения.

Аннели выбегает в сад.

(Юхану.) Ну что, лови свое счастье… Не только матушка тобой очарована.

Юхан забирает сумку, уходит.

Славный парень… Уно, едем к Кристе. (Полле.) Ты побудешь пока одна?

Полла. Пусть Криста едет в заповедник. Там ждет ее мужчина.

Марта. Мужчина? Откуда такая новость? Аннели это знает?

Полла. Да.

Марта. Понятно. Поехали. Моя сестренка умеет бегать от счастья. В конце концов надо и о себе думать.

Марта и Уно уходят.

Картина вторая

Раннее утро.
Полла не спит.

Справа входят Аннели и Юхан.
Входят, стараясь не шуметь.
Располагаются за ширмой.
Аннели снимает с себя свитер.

Аннели. Спасибо. В самом деле, он у тебя теплый, как печка. Руки холодные. (Держит Юхана за руку). А эта теплая. Почему не поменяли руку? Мама плохо слышит на одно ухо — и я всегда хожу справа. Мы до сих пор ходим с ней за руку.

Юхан. Напрасно не позвонили. Плохо получилось.

Аннели. Скажу тебе честно: не хотелось расставаться. Не хотелось идти домой.

Юхан. Позвонить все равно можно было. Свет в окне так и не погас.

Аннели. Стыдно. Сто раз стыдно — разболтала такую тайну. Разболтать самое-самое… Человек во сне как ребенок. Витает в небесах, купается в грезах. Если честно, папа и мама развелись сто лет назад.

Юхан. Как я понял, они не разведенные.

Аннели. Формально, а по существу давным давно разведенные… Неужели пап не знал, что маму обманывать — ни-ни? (Качает головой.) Тебе достался в детстве полиомиелит, мне — сказочки про чудесного принца. Мама не может без фантазий. С пеленок слышу: папа сильный, папа красивый, папа великодушный… Две родные сестры, а если приглядеться — небо и земля… Мама была любимицей деда. Дед скворечники для мамы мастерил. К свадьбе сотворил чудо. Вчера это чудо-сковречник завалили вместе с яблоней… О чем ты думаешь?

Юхан. Тебя слушаю.

Полла подтягивается.
Юхан прислушивается собирая сумку.
Аннели тоже прислушивается.

Юхан. Аннели, в этом доме жил человек, который помогал строить дом?

Аннели. Строить дом? Какой дом?

Юхан. Этот.

Аннели. Я тебя не понимаю. Откуда? Дом построила бабушка. Помогала Марта.

Юхан. Надо будет выяснить.

Аннели. Ты серьезно? Ничего не слышала. Кто тебе сказал.

Юхан. Эльза. По-моему, она еще хочет что-то сказать.

Аннели. Когда она успела?

Юхан. Вчера.

Аннели. Улица красотки Эльзы. Ее весь город знал. Эту улицу когда-то называли улицей красотки Эльзы. Ты понял?

Юхан. Мы уже в прошлом году цапались. Чем проще я был с бабушкой, там противней становилась Эльза.

Аннели. Она ревнует. Тебе не кажется?

Юхан. Того человека завали Яак. Который помогал строить. Его обещали прописать, выделить комнату, ту, что наверху, да выставили. «Вот и думай, соколик, дом-то краденный, наполовину точно краденный. Строил, строил человек и на тебе — пошел вон».

Аннели. Эльза так сказала?

Юхан. Я провожу тебя. Идем. Попытаюсь сдать зачет.

Из комнат выходит Уно.
Он в костюме, при галстуке, с портфелем.
На тумбочку кладет ключи от автомашины.

Появляется Марта в ночной рубашке.

Марта. Ты что? Так рано? Я и не заметила, как ты встал. Что с тобой? Сегодня суббота. Почему так рано?

Уно молчит.
Юхан и Аннели уходят в право.

Садись… Вот что, Уно. (Видит ключи.) Ключи? Ты решил даже оставить ключи? Уно, что с тобой?.. Шофер?.. Студент?.. Все это пузыри. Вся моя жизнь — пузыри. А закидоны — слезы. Противная? Сама себе омерзительна. Это я перед тобой такая. Почему? Потому что мои намеки ты пропускаешь мимо ушей.

Уно. Намеки? Какие намеки?

Марта. Что ж, пора говорить прямо, все как есть. Год живем, а все как ночные мотыльки. «Здравствуй, Марта! Здравствуй, Уно!» А вот твои намеки я слышу. Ох как слышу. Это меня убивает.

Уно. Марта, какие намеки? О чем ты?

Марта. Уно… давай возьмем малыша… мальчика…

Уно внимательно смотрит на Марту.

Белобрысого мальчонку… Оформим свои отношения, будем жить малышом.

Новость, которой Уно не ожидал.

Не торопись с ответом. Подумай как следует… Надеюсь, теперь ты все понял?… Так или иначе — возьму малыша. Тебе нужна другая женщина. Хочешь ребенка? Знаю. С моей стороны — ноль. Хочешь правду? Машину купила для тебя.

Телефонный звонок.

(В трубку.) Да?.. Аннели?.. Не ночевала?.. Погоди. Ты не спишь, мама?! Юхан ночевал?!

Полла. Они с Аннели гуляют. Были только что.

Марта (в трубку). С Юханом гуляет твоя красавица… Не звонила? Не до тебя, значит… Криста, ты в заповедник собираешься? Что?.. Какого черта?! Плюй на все, лети на крыльях!.. Криста, хочешь мое мнение?.. Ты идиотка… Бросила трубку.

Из сада появляется Эльза.

Эльза. Сверкает твое диво, точно жар-птица. Ну, здравствуй. (Уно.) Здравствуйте. С благополучным прибытием. Автомобиль прямо-таки пылает красотой. Поздравляю. Как хотела, так и поимела. Человек-то все может, если захочет. Ты, помнится, красный хотела. Все, как задумала, все у тебя получается.

Марта. Скажи, Эльза, ты любила когда-нибудь кого-нибудь?

Эльза. Или не знаешь, почем любовь земная? Мне истинная любовь нужна. Без истинной, без высокой человек — так, забава.

Марта. Денег много скопила? Племянник вспомнит тебя — подкинешь подарочек, не вспомнит — деньги и любовь свою в землю зароешь. Верно?.. Скажи честно, за что студента не любишь?

Эльза. Поживи сначала. Любовь-то… она либо истинная, в сердце живет, голубушка, либо подкидная. Вон ее (рукой в окно) море разливанное, подкидной-то. Сама знаешь.

Марта. С красоткой Эльзой не поспоришь. Опыт у тебя грандиозный.

Эльза. Век живи, век — учись.

Марта. Дураком помрешь… Студенту, значит, не веришь? А по мне — щедрый парень, замечательный малый.

Эльза. Потому как зеленый. Птенец не стреляный.

Марта. Ох, стрелянный, ох, битый, может, потому и щедрый, что жизнь его помяла. Глазки твои тускнеть стали, Эльза, все у тебя на одно лицо стали, все одним мирром мазаны. В церковь ходишь, богу молишься, а что-то не очень светишься… Тошно тебе одной в хибарке твоей? Кто-то оранжерею побил.

Эльза (рукой в окно). Вон район. Ночью спать страшно. Не впервой, сама знаешь.

Справа входит Юхан. Он что-то забыл.
Перебирает вещи на этажерке.

Входит Аннели.
Полла подтягивается.

Аннели. Доброе утро, физкультурница! Как ночь прошла?!

Полла. Хорошо, внученька, хорошо. А вы как погуляли?

Аннели. Представляешь, целую ночь бродили по Тарту.

Полла. Принеси мне попить, милая.

Аннели. Тебе что?

Полла. Молока. Из холодильника достань.

Аннели уходит на кухню.

Марта. Помяни мое слово, Эльза, встанет моя матушка, уж кого-кого, а матушку свою я знаю. Верит она студенту. Смотри как старается.

Марта подходит к Полле.

Доброе утро, неугомонная. Уже работаешь? Физкультурницей стала? Ловко Юхан с шестом придумал. С таким-то лекарем не жизнь, а малина.

Появляется Аннели со стаканом молока.

Аннели, только что мама звонила. Скажи-ка ей, чтоб отправлялась в заповедник. У нас тут все — слава богу. Делать ей тут нечего. Так и скажи: все очень хорошо, пусть поторопится в заповедник. Позвони, а то она опоздает на автобус.

Юхан выходит из-за ширмы.

Юхан. Доброе утро.

Марта. Здравствуй, здравствуй. Милый ты мой, у тебя экзамены. Хлопочешь ты сверх меры. О себе подумать надо. Экзамены — не шутки. Может, и мне что-нибудь сообразишь вроде такой подпорки.

Юхан. Подпорок тут хватает. От этих подпорок человеку жить не хочется.

Марта. Ты что же такой не веселый? Или прогулка не удалась? Не на свою ли доброту досадуешь? На свое участие человеческое? Хорошим-то быть ой как не просто!

Аннели. О какой досаде ты говоришь, тебя Марта?

Марта. Позвони маме. Девочка, о других учись думать. Твой друг тебя еще не научил? Не успел, как видно.

Аннели не сразу, но идет звонить.

(Юхану.) От наших подпорок, говоришь? Жизни нет? Костыли, костыли, без костылей никак. Ты марту-то свою не теряй. Я тебя нахваливаю, в глаза, за глаза, а ты в присутствии моих друзей, моих коллег по несчастью хулишь мой печальный дом, делаешь очень даже обидные намеки.

Юхан. В этом сумасшедшем доме говорят без намеков. Тут дают обухом по голове.

Полла (торопливо). Я хочу показать, как я хожу. Я ночью два раза ходила. Получается. Ты, Юхан, не беспокойся, я буду все делать, как ты говоришь. С большой радостью.

Марта. Эльза, ты что-нибудь поняла? На счет «обухом по голове»? Что бы это значило?

Аннели. Твоя соседка объяснит тебе в два счета. « Обещали человеку комнату выделить там, наверху, да выставили». Или не обухом по голове? Тут жил некий строитель Яак?

Полла, которая пыталась встать, оседает на кровать.

Марта. Некто Яак? Как же, знаем такого. (Юхану.) Вот ты подпорку наладил. Участием своим одарил, девочку очаровал и не только девочку, а тут, понимаешь, невзлюбил… Почему так? (Показывая на Эльзу). Погляди на нее. Чем не божий одуванчик? А ведь день и ночь горбатится, хребет ломает. Хочешь знать, зачем горбится? Тебе не интересно? Соколик высоко летает. Не до куч навозных. Не все соколики, ох, не все, чтоб над облаками парить. Воробушков-то намного больше. Суетятся, милые. Чирикают, зернышки поклевывают, копаются в навозе. У каждого свой резон, свои интересы. Воробушки подарки любят. На подарки воробушки очень падкие. Велосипед, например. Подрастет немного — мотоцикл давай. Как не угодить дорогому, как не вымолить улыбочку да внимание к себе, к несчастной.

Аннели. Или магнитофон японский, на худой конец?

Марта. На худой конец? Магнитофон очень даже не плохой. Только речь не о тебе. Я о племяннике Эльзы говорю. Милый ничего себе, да больно занятой, вернее — засранец порядочный.

В дверях веранды появляется Криста.

Аннели. Я очень даже понимаю племянника. Даже сочувствую.

Криста. Ты стала много себе позволять в последнее время, Аннели.

Марта. Это хорошо, Криста. Давай, девочка, давай. Ночь, я смотрю, не прошла даром.

Аннели. Ты Юхана не знаешь! Не знаешь! На его месте я бы шагу сюда не ступила!

Криста. Аннели!

Марта. Юхан мне тем и нравится, что много знает. Таких — на пальцах пересчитать. Вот он молчит, а ты гудишь.

Аннели (вспыхнув). Это Эльза разбила стекла в оранжерее! Да! (Эльзе.) Вы! Марта вас защищает! Да я бы на месте Марты!..

Марта. Это уже интересно. А что? Вполне возможно.

Эльза. Что ты говоришь? Кого слушаешь?

Марта. То-то яблони рубила — щепки летели.

Эльза. Для твоей коляски старалась! Без твоей воли разве стала бы?!

Марта (на Поллу). Лежит?.. Слегла матушка…

Эльза. Что ты болтаешь?!

Марта. Милая Эльза, а стекла тебе придется вставить. Бог-то твой с чудесами. Душа-то твоя — смех на палочке. Кровь колобродит? Не остыла кровь твоя бесовская? Оттого и радостно мне.

Криста. Перестать, Марта.

Марта. Дядюшку Яака забыть не можешь? Дядюшка-то мою матушку предпочел. Те его привела, а он матушку предпочел. Дом-то, вон каков. Дядя Яак старался. Не то, что твоя хибарка. Помошничек был, сама знаешь, — отменный. И матушку обласкал, сааремаскую. Теплокровную. Такие уж мы уродились, милая — теплокровные, трудяжные…

Криста (Уно.) Неужели вы ничего не понимаете? Успокойте женщину. Гость вы тут или мужчина, в конце концов?

Аннели (Марте.) Добрая! Веселая! Щедрая! Ты из-за него стала такой! (На Уно). Из-за него! Зачем он сюда таскается?!

Марта. Эльза… кому ты нужна? Богу? Врешь. Все ты врешь. А то, что моя матушка не прописала дядюшку Яака, комнату ему не дала, так ведь дом-то строили для меня. Понимать надо. Я тут главная. Скажу тебе, Эльза, по секрету: дядя Яак бы счастлив. Все мило да славно было в этом доме. Ушел красиво, без обид. (Вызывающе.) Я тут королева!!

Уно. Марта, пусть все уйдут. Нам надо поговорить.

Марта. Милая моя сестричка, поезжай в заповедник. Заклинаю тебя — лети на крылышках. А вы — прочь отсюда. Все. Надоели.

Эльза исчезает.
Уно тоже покидает дом.

Аннели, поколебавшись, выходит в сад.
Юхан подходит к Полле.

Юхан. Займемся массажем. У меня есть время. Руки помассирую.

Полла. Тебе надо к экзаменам готовиться. Я сама буду. Обязательно. И ходить буду, и с веревкой. Ты можешь не сомневаться.

Юхан. Вот и хорошо. Главное — было бы желание.

Полла. У меня есть желание. Очень даже есть.

Криста и Марта уходят на веранду.

Вот что, милый мой, ты не сердись на Марту.

Юхан. Мышечный тонус — норма. Очень даже не плохой. При желании быстро пойдете на поправку.

Полла. Я все буду делать. Очень хочу. Теперь я непременно встану.

Юхан. Вам надо перебраться жить к Кристе.

Полла молчит.

Так будет лучше. Всем так будет лучше. Вам нельзя мозолить друг другу глаза. Вы меня понимаете? Вы могли бы, хотя бы временно, пожить с Аннели. Мы с ней разговаривали. Подумайте.

Полла молчит.

Марта. Криста, я призналась, что стерильна, как мензурка. Дело в том, что он хочет ребенка. Своего. Я предложила ему взять малыша на воспитание.

Криста. Он не был женат?

Марта. Жена ему рога наставляла. В нем есть что-то такое, что бабам не по вкусу.

Марта наблюдает за Юханом с Поллой.

Матушка без ума от спортсмена. Как ты думаешь, он знает или не знает?

Криста. Скорей всего, знает.

Марта. Почему ты так думаешь?

Криста. Сужу по реакции Аннели.

Марта. Любопытно.

Марта направляется к Полле.

(Подойдя.) Дорогой наш лекарь, давай с тобой порешим вот так: надоест тебе все это — пригласишь Эльзу. В сиделки. Можешь дать честное слово, что не сбежишь? Трудно быть все время хорошим. А уж тем более — назло. Рванешь, только тебя и знали.

Юхан. Тут не только заболеешь…

Марта уходит на кухню.

Из сада входит Аннели. Останавливается.

Криста. Аннели, ты помнишь, я как-то приносила журнал домой? С очерком.

Аннели. Да, помню. Очерк назывался: «Колдунья заповедного края».

Криста. Автор того очерка — отец Юхана. Весной он погиб.

Аннели. Отец Юхана?

Криста. Да. Добирался до одного из островов по льду. Это был очень известный журналист. Всю свою жизнь посвятил собиранию легенд о маяках Эстонии. Я его хорошо знала.

Аннели. Юхан тут не случайно?

Криста. Я дала его отцу адрес Марты.

Юхан (Полле.) Вечером будет основательный массаж. Сейчас побегу. Попытаюсь сдать зачет.

Полла. Ты иди, иди. Я попробую походить. Ни пуха тебе, ни пера.

Юхан. До вечера. К черту.

Юхан берет сумку и уходит вправо.

К Полле подходит Аннели.

Полла. Аннели, принеси мне, пожалуйста, носки. Шерстяные. На кухне в сундуке. Ты увидишь.

Аннели. Массаж закончили?

Полла. Юхан на экзамен побежал. У него хлопот — не оберешься.

Аннели. Бабушка, подари мне ожерелье. Жемчуг, оказывается, камень Юхана. По гороскопу.

Полла. Внученька, для меня самая большая радость видеть тебя счастливой. Я давно уже решила, что подарю. Думала — к свадьбе. Но я рада и сейчас. Ты говоришь, жемчуг — камень Юхана?

Аннели. Жемчуг, аметист и александрит.

Полла. Обязательно подарю. Кому же еще мне дарить, как ни тебе?

Аннели. Ты говоришь, носки в сундуке?

Полла. Да, слева, ты увидишь.

Аннели уходит на кухню.

Картина третья

Полла сидит, свесив ноги в носках. Она отдыхает после ходьбы.

Из комнат выходит Марта с большой красивой вазой полной цветов.
На ней длинное белое платье.
Идет к Полле, ставит вазу на тумбочку.

 

Марта. Может, хватит на сегодня? Сколько можно топтаться?

Полла. Красивое платье.

Марта. Нравится?

Полла. Ждешь кого?

Марта. Я, милые мои, баба эксцентричная. Выкину номер — ахнете.

Полла. На работе тебя любят. Путевка каждый год. В Армении была, в Грузии, еще поедешь куда-нибудь.

Марта. Нынче по Ташкенту прошвырнемся, по Самарканду, в Бухару заскочим. Раздольная жизнь, что и говорить.

Полла молчит.

Что смотришь? Возьму и не поеду. Вообще никуда не поеду… Выскоблю пол, поставлю мебель, сменю занавески и предстану перед… Господом… на коленях… Кающаяся Магдалина… Хе-хе… Не дождетесь…

Полла тяжело вздыхает.

Полла. Ох, Марта, Марта…

Марта. Что, Марта, Марта?.. (Эксцентрично.) « И вечный бой — покой нам только снится!..» Переверну весь дом. Вверх тормашками поставлю. Сама себя хочу напугать… (Помолчав.) Мама… что скажешь, если… я возьму малыша?.. Мальчика если усыновлю?

Полла. Господи… дай бог сил, Марта. Сил тебе и радости. Да я тогда не только встану…

Марта. Брось- брось-брось. Не тараторь. В запале мы все энтузиасты. Ты спокойно тут полежи, подумай, потом посидим вдвоем и попробуем представить все, новую нашу жизнь, как она будет складываться по-новому. Тогда и бизнес мой сгодится.

Из сада входит Уно.
Он в костюме, с портфелем.
Извлекает из портфеля букетик цветов.

Уно. Здравствуй.

Марта внимательно смотрит на Уно.

Какое красивое платье.

Марта молчит.

Слава богу, все выяснилось. Что ж ты молчала до сих пор? Многое объяснилось. Какая ты новая сегодня. Очень красиво.

Марта. Я нынче сама себе нравлюсь. Ты пришел меня поздравить?

Уно. Марта, я хорошенько подумал обо всем. Для меня главное, чтобы тебе было светло и радостно. Мне тогда тоже будет хорошо. Великолепное платье.

Марта. Ты хочешь сказать — малыш мне будет к лицу?

Справа входят Юхан и Аннели.
У Юхана в руке клюка. Направляется к Полле.

Юхан. Я добыл вам кое-что. На кафедре. Резная работа. Кто-то постарался. Приглядитесь внимательней. Особенно эта змея, хватающая себя за хвост. Нравится?

Полла. Придержи-ка меня. Дай попробую.

Полла берет клюку, поднимается, делает первый шаг.

Сижу у тебя на колесе.

Аннели. У бабушки юмор прорезался.

Полла. Сама. Теперь сама. Чего вам тут торчать? Ступайте. Экзамен сдал?

Юхан. Один зачет есть.

Полла. Вот и я тут с экзаменами.

В дверях веранды появляется Эльза.
Она смотрит, как Полла делает шаг за шагом.

Эльза (Уно.) Вот вы, уважаемый, скажите мне, пожалуйста, о чем молчит человек, когда бога нет?

Уно. Каждый, наверное, о своем молчит.

Эльза. Человек упадет — поднимут. Человек ушибется — по головке погладят. А человек-то плачет. Всю свою жизнь плачет. В уголочке. Крутится, вертится, а все равно в уголочке сидит. Перед кем ему плакать, если не перед Богом? Не будет вам с Мартой покоя, не будет. И счастья не будет. Не перед Мартой вам плакаться, а Марте не перед вами.

Уно. Вы так думаете?

Эльза. Не любовь свою вы сюда принесли. Не любовь. Страх. Вы со страхом сюда ходите. Душу-то под подушку спрятали. Коли Бога нет, значит под подушкой ваша душа… Скольких я на своем веку повидала, а вспомнить мало кого могу… Человек для высоты рожден, я думаю — для высоты. Это понимать надо.

Марта. Хватит, Эльза. Надоела ты мне со своими причитаниями. Любить хочется… маленькую босоногую радость… Топ-топ-топ босыми ножками… по моему дому… Помолись за меня, Эльза. Помолись от светлого сердца, а иначе не надо… «Пресвятая Мария, дай несчастной Марте успокоения на этой грешной земле в лице крохотного человечка…» Гляжу на студента и реветь хочется… Ты ему не веришь?.. Молодости своей тоже не веришь?.. Для чего деньги копишь, если правда твоя на небе спряталась? Горбатишься с утра до ночи, к чему, если сердце со всеми распрощалось?

Эльза. Сердце Марты не с вами. Руки, ноги, губы, титьки, задница — все в вашем распоряжении, а сердце не с вами. Страх людей соединяет, а пока молод — похоть. Я ведь к Богу не сразу пришла.

Эльза подходит к Юхану и Полле.

Старого человека ножками ходить учишь? Позволь спросить, куда ты ее ведешь? В какие такие райские кущи?

Полла. Сама знаю, куда. Не тебе учить, Эльза. Не мешайся тут.

Эльза. Не обольщайся, старая. Белыми нитками радость твоя штопана. Тебя ведет под ручку, а сам поглядывает на внучку твою. Вот она любовь человеческая.

Аннели. От вас так и несет… подвалом…

Полла. Богом тешишься, Эльза, вот и хорошо, а мне с ними хочется. Как-никак — кровиночка моя. Оттого и убиваешься, что кровиночки на земле не оставила.

Эльза. Ты думай, что говоришь! Стоном отдаются твои слова! Стоном! Ибо греховна радость твоя!

Полла чуть не падает.

Марта. Ступай, Эльза… Хватит! Довольно тут причитать!

Юхан (поддержав Поллу). Не обращайте внимания. В этом человеке нет Бога.

Полла (увидев холодные глаза Эльзы). Эльза… Эльза…

Полла тяжело опускается на кровать.

Марта. Не с тем ты сюда пришла, Эльза. Ступай. Марта нынче новенькая. Другая. Поняла? Ничего не поняла? И не поймешь.

Эльза. Ступать? Правду — вон за ворота? Или мне в одиночестве ее нянчить? — правду эту. Может, правда старости неприлична? Да как же она может быть приличной, если ляпают ее на рожу, как проказу? Кому не лень ляпают. (Юхану.) Ты прими страдания человеческие сердцем своим, и я побегу за тобой на край света… Ногой пихать всяк горазд. Ногой пихать даже сладко.. (На ухмылку Аннели). Вон — даже весело.

Аннели. Как аукнется, милая бабуля.

Полла тяжело валится на подушки.

Эльза (рукой на Поллу). То-то и оно — как аукнется, так и откликнется.

Марта (вспыхнув). В чужой монастырь?! Да со своим уставом?! В шею выгоню!

Эльза. Или чужой мне этот дом?! Твои радости — мои радости! Твои слезы — мои слезы!

Марта. Не доводим меня до греха!

Эльза (помолчав). Колеса купила? Таратайку красненькую? Да хоть на край света гони — от самой себя не уйдешь. Где пусто — там пусто.

Марта. Прекрати немедленно!

Эльза. Выгонишь?.. (Холодно.) И то верно — повеситься с моей правдой. Что тебе злая старуха? Не лебезит перед тобой (на Юхана), как некоторые тут, крою правду-матку, не желаю сидеть в уголочке, не хочу, а потому — получай свое. (Юхану.) Как ты обозвал в прошлом году? Живым трупом? Да нет, милый мой, не совсем так, лучше бы сказать — ходячий труп…

Аннели. Оригинальная бабуся.

Эльза (Юхану.) Пусто, сынок, пусто… А почему? А потому, что дитя свое собственное…я на помойку выбросила…

Всеобщее оцепенение.

Плохо ты человека знаешь… Завернула в тряпочку и сунула в железный ящик… Я тогда красивенькая была. Весь город клином на мне сошелся. Кто Эльзу не знал? Кто Эльзой не любовался?

Марта. Что ты несешь, Эльза?.. Что в голову тебе лезет? Какой еще ребенок?

Эльза. Любить человека не просто. Ох, как не просто… Я это к тому (Юхану), чтобы радость твоя к Богу ближе была.

Юхан. Вы вспомните, как вы меня встретили в прошлом году. Я подъехал на велосипеде к дому. Вы стояли в саду. Я вас спросил, довольно шутливо, конечно, с некоторым задором, не здесь ли живет королева птичьего царства? Не тот ли дом, который навещают птицы со всех стран мира? Что вы мне ответили? Вспомните…

Эльза. Что ответила? То и ответила, что Криста здесь давным-давно не живет. Ускакала в свое птичье царство.

Юхан. Вы все-таки вспомните… вы добавили: «Ни единого птенца из этого дома никогда не вылетит…»

Входит Криста.
Идет к Полле.

Криста (всем). Добрый день… Как мама?

Криста подходит к матери.

Мама… Мама!.. (Испуганно оглядывает присутствующих.) Что с мамой?.. Мама!!

Все озадачены.

Эльза, на глазах вся сгорбившись, направляется к выходу.
Идет, едва волоча за собой ноги.

Господи. Что случилось?! Мама! Почему?! Опять Эльза?!

Юхан берет руку Поллы, ищет пульс.

Ну, как?.. Как?!

Юхан кивает головой.

Боже мой, боже мой… Слава богу. Марта, я требую, настоятельно прошу тебя — близко к моей маме не подпускать эту зловещую старуху. Мы сейчас же начнем собираться. Маму — ко мне. Вопрос решенный. Я с тем и приехала. Такси возле дома ждет. Вещи перевезем потом.

Марта. Поезжай, Криста, в заповедник. Там твое место. Тебя там, кажется, кто-то ждет? Или уже не ждет?

Уно. Марта решила взять малыша на воспитание. Мама остается с нами.

Новость, которая все меняет.

Полла. Юхан, пойди к Эльзе. Пойди, догони ее. Скажи, что я жива, чего и ей желаю. Пусть заходит.

Юхан выходит в цветущий сад.



Конец

Таллинн, 1980.