Вернер Оамер

Фаталист

Пьеса в двух действиях

Густав – высокий, спортивного сложения мужчина в преклонном возрасте.

Кутть –  Густав в молодости.

Минна – жена Густава.

Действие первое.

Картина первая

Звучит Десятая симфония Ханса-Вернера Хенцена.
На огромном экране ночное небо с большой круглой луной над морем.(Красочная слайда).              
Доносится женский голос (по динамику): «А-у-у!.. Милый!.. Где ты?!.. Это я! – Минна!..»
В ответ (по динамику): « Ау-у!..»
Минна: «Густав, это ты?.. Густав, ответь мне, пожалуйста, это ты?!»
Слева появляется Минна. Она обнажена и напоминает Афродиту, которая  только что вышла из моря. Ноги утопают в хлопьях белой пены. Движется, как во сне.

Колесом катится Кутть. Скрывается за кулисами. Он, кажется, тоже голый?...  Минна в оцепенении. Доносится: «Ау-у!..»
Минна: «Густав, где ты?! Отзовись, пожалуйста!»
Вновь катится Кутть. Исчезает. Вновь: «Ау-у!.»
Минна: «Густав, ты в большой опасности!.. Вокруг тебя очень много зла!.. Пожалуйста, будь осторожным!.. Ты уже не в том возрасте, чтобы рисковать!»
На фоне звездного неба верхушки деревьев. За деревьями огни города.
Катится Кутть. Он, в самом деле, голый.

Появляется Густав.
Он освещен сверху ярким лучом прожектора.
Неспешно движется к середине сцены.
Останавливается.
Смотрит в зал.

Густав. Ночь... это события, события... Чем больше лет на меня накатывает, тем ярче события... Но это дома, когда за письменным столом, за моим любимым письменным столом... А тут вдруг... иду на обход. Как ни забавно, в качестве сторожа. Хочу обойти территорию новоиспеченной фирмы. Если вот так (показывает рукой) - выйду на новостройку. Затеяли строительство мебельного цеха. Диваны хотят делать. Ну-ну. Посмотрим.

Задумался.

А как дома хорошо!.. горит настольная лампа... перед глазами компьютер, рядом - чашечка кофе. Что еще нужно человеку, хлебнувшему лиха... того самого... всепобеждающего... всесокрушающего... невероятно надменного и кровавого... Развалилась империя... Слава богу! Двадцатый век канул в лету с его мерзкими режимами.

Кутть ликует - Густав рядом, вот он!

Район тут неблагополучный. Самый криминальный в Таллине. А я забыл дома клюку. С виду совершенно безобидная вещица – клюка, а рванешь за рукоятку – шпага. Клинок семьдесят сантиметров. Сохранил в память о моей лихой молодости. Ну, да ладно, голыми руками скручу мерзавца. Сегодня я готов обойтись круто... Уже три месяца, как нет моей милой Минны. Моей любимой жены... Не уберег я родимую, не уберег... Вечная нищета... Вечная неопределенность с моим творчеством... А потому... черт бы побрал всю эту мою затею... (Махнув рукой). Ах!!

На фоне неба появляется здание.
Три окна освещены.

Опять свет не погасили. Ну, девчата, ну, девчата! Не верю я вам, красавицы мои, что забываете свет выключать. Уж если рассуждения ваши «гори все синим пламенем, миллионами ворочают, небось, не обеднеют», тогда и говорить о чем же? С вами получается легкомысленная болтовня. Порой пошлая, а то и непристойная. Что делать? Хочешь заработать денег – терпи.

Идет дальше.
Но останавливается.

Вчера хозяин фирмы... внимательно так приглядываясь ко мне из своего шикарного «Мерседеса»... сказал: «Будет фабрика успешной – будет и людям хорошо». Я его понимаю. На фирме появился странный человек - писатель. Совершенно никому неизвестный в Эстонии. Разве что тем, которые еще недавно были у власти... И которые опять зацепились наверху... Непотопляемые. Вот у кого надо учиться!

Окна скрываются.  
Темная стена.
Музыка стихает.

Ноябрь... Хоть глаз выколи... Слава богу, луна светит.

Кутть (по динамику, эксцентрично).Привет!!

Густав замирает.

Я сказал - привет!!.. Ха-ха!!.. Поджилки трясутся?!.. Ты мне рад?!.. Ты мне очень рад?!..

Густав. Привет, хулигашка, привет.

Кутть. Ты отправился меня искать? Вот он я. Но ты прежде оглядись. Забора-то нет. Видишь? Или ты не соображаешь, куда забрел? Это Копли! Копли!! Сплошной криминал!!

Густав. Да, Кутть, да - Копли... Понимаешь, милый мой, не выношу неряшливости.

Кутть. Чего ты не терпишь?

Густав.  Неряшливости. (Рукой по шее). Вот так надоели мои сменщики. Каждый раз, заступая на дежурство, начинаю мыть стол, пол, а то и стены... Тоска одолеват меня в вонючей будке. Не сторожка... (замолкает).

Кутть (заканчивает)....а сортир... Так тебе и надо. Ясно? (Взорвавшись). Твое место не здесь! Ты это можешь понять?! Твое место дома, за письменным столом!

Густав. Не кормит меня мой письменный стол, не кормит.

Кутть. Ты умел обходиться малым. Всю свою жизнь довольствовался самым необходимым.

Густав. Не я довольствовался самым малым. Это Минна умела выкручиваться. Я в этом отношении... (машет рукой).

Кутть. Ты здесь теряешь драгоценное время! Сутками! Много ли тебе осталось?! Тебе уже не пятьдесят! И даже не шестьдесят!

Густав. Мне деньги нужны. Ты это понимаешь?

Кутть. На тебя смотреть противно! (Дразнит). «Будьте любезны! Пожалуйте на нашу фирму! К вашим услугам! Ворота открываем! ворота закрываем!!» (Сплевывает). Тьфуй!!

Густав. Придется тебе кое-что объяснить.

Кутть. Не нужны мне твои объяснения! Густав, у тебя одно призвание – писать и писать! Ты в долгу! Перед всеми! Прежде всего перед мамой! Перед нашей матушкой! Про отца и говорить не стану! Сам должен все понимать! Почему бросил писать «Исповедь кретина»?!

Густав. «Кретина», говоришь?

Кутть. Да! Кретина!

Густав. Устал я, Кутть.

Кутть. А к девкам приставать не устал?!

Густав. Прекрати. При чем тут девки?.. Я жизнь свою прожил - слава богу... Во всяком случае, душой не кривил... Черт бы побрал эту мою идиотскую душу... Кретинская жизнь... Глупость, которая не лезет ни в какие ворота...

Кутть. Слюнтяй!

Густав. Пойди, у любого спроси, каждый тебе скажет – кретинская жизнь. Не жизнь это... катастрофа.

Кутть. Памятью Минны – прекрати!!

Густав замолкает.

Ты зачем к девкам пристаешь? Минну только-только похоронил - понесло и поехало?..

Издалека доносится хохот Минны.

Что это?.. Ты слышишь?.. Или ты не приглядываешься к женским задницам?

Густав. Я что, развалина?

Хохот усиливается.

Кутть.  От тебя стало скверно пахнуть.

Густав улыбается.
Хохот не прекращается.

(Кричит). От тебя пахнет дерьмом!!

 Хохот в полный голос.

Будешь оправдываться?

Густав.  Кутть... послушай...

Хохот обрывается.

Признаюсь тебе честно – я, похоже, исписался... А потому - хватит с меня... Довольно...

Кутть.  Ты должен продолжать «Исповедь кретина»! Твоя автобиография едва-едва движется! Пиши все, как было! Точка! Пьесы можешь отложить на время в сторону!...

Густав.  Нечего мне сказать людям... Да и не хочется... Главное - не хочется... Мой письменный стол меня, увы, не радует... Пора и честь знать... Душой чист, ни от чего и ни от кого не прятался, этого тоже не мало.

Кутть.  Исписался?... Все?... Развалина?...

Густав.  Да. Развалина.

Кутть.  А здесь зачем?

Густав.  Милый мой Кутть, мне нужны деньги. Мне элементарно нужны деньги...

Кутть. Тебе?! Деньги?!

Густав.  Полжизни отсидел за письменным столом... (Махнув рукой). Кому нужны мои писания? Ушло мое время. Слава богу. Наконец-то наспупили другие времена. Эстония теперь, какая ни есть, а свободная.

Кутть. Врешь!

Густав.  Кутть... мне ужасно хочется к Минне...

Кутть (испуганно). К Минне?! Ты сказал – к Минне?!

Густав.  К моей родной.

Кутть.  Как это надо понимать?.. Тебе жить надоело?

Густав.  Надоело, Кутть. Все мне надоело.

Кутть.  Ты пришел ко мне за советом?

Густав.  Выслушаю, если есть что сказать.

Кутть.  Бабах!!... Понял?!.. Трах-тара-рах!!.. Из твоей никелированной пушечки... И дело в шляпе... Ты же большой любителем пострелять... Эстония нынче по суицидам впереди планеты всей. Пусть в парламенте чешутся.

Густав. Не то, Кутть. Это не про меня. Я стреляю для своего удовольствия. Просто моя старая слабость.

Кутть.  Тогда сиди дома! Работай! Ты не имеешь права забывать тех, которые остались там... (Помолчав). В конце концов, в Сибири могила нашей матушки... Отца незабвенного...

Густав.  Мне нужны деньги. Хочешь – верь, хочешь – не верь, я решил купить автомобиль.

Кутть.  Что-о-о?! На старости лет ты решил купить каталу?! 

Густав. Сесть на четыре колеса и... к морю...

Кутть.  К Минне?..

Густав. Да, к Минне...

Кутть (взорвавшись). Тогда зачем пришел сюда?! Зачем я тебе понадобился?! Сиди в будке и не скули!! Собирай денежку!! Твое место не здесь! Не со мной! - в вонючей будке!!

Помолчали.

Густав. Да, Кутть, вонючая. Зато деньги не плохие. Пенсия у меня чепуховая.

Кутть.  Автомобиль нужен?

Густав. Да, Кутть, хочу купить. Потому и устроился вахтером. Сейчас можно купить. Уже кое-что собрал.

Кутть.  Взгляни наверх.

Густав. Что?

Кутть.  Наверх посмотри.

На экране чайка, висящая на проволоке.

Густав. Чайка... Бедняжка висит здесь уже вторую неделю... За проволоку зацепилась... Плохо я разбираюсь в птицах, но, по-моему, это баклан. Уж очень большая. Большая и неудачливая...

Кутть.  Это ты болтаешься... Смотри внимательно... Это ты на шнурке. (Вдруг). Ты же летал, Густав!! Ты летал над облаками!!

Густав молчит.

Решил изваляться в дерьме?..

Густав. Эх, Кутть, Кутть...

Кутть.  Иди, собирай денежку на разлюбезный автомобиль... (Вдруг). Прочь!! В будку шагом марш!! Не позорь птицу!! Она погибла на воле!! Она погибла вольной!!

Густав неожиданно направляется туда, куда шел прежде.

Кутть. Туда нельзя!

Густав ноль внимания.

(Жестко). Туда ходить нельзя!!.. (Пытается остановить Густава). Стой, я тебе сказал!!

Густав. Куда хочу, туда и пойду. Отстань...

Кутть. Остановись!! Там опасно!! Наркоманы!! Убъют!! Там бомжи!!

Густав. Ты свободен, Кутть... Пошел прочь!

Кутть (отступая перед Густавом).На рожон лезешь?.. Будка опротивела?.. Летать захотелось?.. В полет потянуло?.. Герою простор подавай?.. Рвать и метать?..

Густав отстраняет Куття с дороги.

(Кутть кричит в небо душераздирающим воплем). Они явились ночью!!..

Густав останавливается.

В пять часов утра!! Колотили в дверь ногами!!

Во весь экран пасть медведя.

Коваными сапогоми!! Соседей разбудили!!

Густав не может оторваться от пасти медведя.

К бабам ступай!! Там твое место!! Кланяйся!! (Ерничает). Вправо!! Влево!! «Рад вас видеть, миленькие девочки!! Миленькие красавицы!!»...  Лжец!! Лицемер!! Ты отвратительный лицедей!!

Густав не шевелится.

Отец поднялся с постели и пошел открывать...

На экране «кагебешники».

Они вошли, как к себе домой... В кожаных куртках, в высоких сапогах.

Густав. Прекрати...

Кутть.  Иди - раздаривай поклоны!

Густав держит себя в руках.

Отцу дали десять минут на сборы... Мы смотрели, как отец одевается... как чемодан собирает... (Взорвавшись). Ты не боялся Медведя!! Да!! Ты его не боялся!! Ты писал и писал!! (С горечью). А теперь что же?..

Густав молчит.

Сник? Перед кем?.. Перед шантрапой!! Да!! Ты сник перед шантрапой!! Перед лицемерными ловкачами!!

На экране сцена увода отца.
Густав решительно направляется в темноту.

Стой!..

Густав (вскипая). Пошел к дьяволу!

Кутть.Убьют!! Не смей нарываться!! Там нечисть!!

Густав (зловеще).Пусть только попадется кто-нибудь...

Неожиданно появляется звездное море.
Густав останавливается.
Смотрит на звезды.
Молчит.

Кто я такой?

Голос Минны (звучит таинственно). Драматург... Ты драматург... Не надо, милый, сомневаться. Зазвучат твои произведения. Придет твой час. Ты не зря прожил трудную жизнь.У тебя все впереди.

Густав (вспыхнув). А в это время!!..

Минна.  Что в это время?

Густав. Мою прекрасную Эстонию...

Минна.  Никуда не делась твоя прекрасная Эстония.

Густав. Ее прикарманили!!

Пауза.

Кутть (к Минне). Виллы понастроили. Банки понаставили. А Густава до сих пор под колпаком держат...

Густав (перебивая). Прекрати!! (Не сразу). Врешь. Теперь я всюду... Нет больше колпака... Кончилась власть московских приспешников... Мстительных, лицемерных, подлых... Интернет принял меня с распростертыми объятиями... Весь мир теперь передо мной...

Кутть хватает Густава за грудки.

Кутть.  Врешь! Врешь и врешь!

Густав. Прочь!

Кутть.  Эстония тебя не любит! Вот твоя боль! Эстонии ты такой не нужен!

Густав. Какой - такой?..

Кутть.  Злой, уставший...

Голос Минны.  Густав, ты должен оставаться прежним, таким, какого я тебя знала, какого очень любила.

Пауза.

Густав.  Умеют они жить... Коммунизм... капитализм... какая им разница?.. Хоть всемирный потоп – все равно на плаву останутся.

Кутть. Минна, все будет хорошо. Все будет так, как надо. Я не оставлю Густава. Теперь я его не оставлю.

Картина вторая

Солнечное море.
Звучит музыка Сергея Рахманинова - «Симфонические танцы».
Густав сидит на камне. Кутть танцует. Танцует упоенно, исполняя  элементы фигурного катания: пируэты, прыжки.

Вдруг море исчезает.
Во весь экран красивые женские ноги.

Девичий голос (по динамику). А-у-у!.. Гус-тав!.. Как же так, Густав?!.. Смотришь на меня и ничего не видишь?!

Ноги, уходящие прочь.

Густав (вслед). Здравствуй, Настенька! Доброе утро, красавица! Очень рад тебя видеть! На тебе новенькое пальтишко?! Ты в нем просто неотразима! Ты несравненная девчонка!

Голос Настеньки. Ты так считаешь, Густав? !

Густав. Тысячу раз так считаю! Ты действительно неповторимая девчонка! Ты мне верь! Всегда верь! Ты можешь мне верить, как самой себе!

Голос Настеньки. Чудак ты! Ты уникальный чудила, Густав!! Тебе это никто не говорил?!

Густав (глядя вслед Насте). Что мне стоит сказать тебе приятные слова, милая Настенька? Пойдешь домой, еще буду говорить. И ты это знаешь. Кому не хочется услышать теплые слова? Когда-то и мне говорили «выдающийся, яркий, самобытный...». Сейчас только хило улыбаются.

Кутть.  Дон-Жуан незадачливый...

Густав не реагирует.

Жил-жил человек на свете... боролся-боролся и - что же? Стал шутом гороховым... (Взорвавшись). Ты бабник!! Трепло!! На тебя смотреть противно!! (Сникая). Тебе нужен автомобиль?

Голос пожилой женщины. Доброе утро, Густав!!

На экране женщина с огромной авоськой.

У меня к тебе дело! Ох, боже мой, паршивые новости! После работы поговорим! Хочу с тобой посоветоваться! Сейчас некогда, бегу в цех! Опаздываю! Потом поговорим! Хорошо, Густав?!

Удаляется к цеху.

Густав. Рад тебя видеть, Машенька! Непременно поговорим! (В себе). Неужели невестка ушла-таки? Бросила крохотного ребеночка и сбежала. Бросить маленького мальчика... Что же это делается на свете?

Кутть.  А ты оглядись. Банки, офисы, супер маркеты, шикарные автомашины. Лови свое счастье! Вот и все! Не поймаешь – жить на задворках будешь!.. Соображают нынче люди, соображают... Теперь каждый должен соображать.

Густав. Вот именно.

Кутть.  Что – вот именно?

Густав. А я так и не научился соображать. Нет у меня этой самой соображаловки.

Кутть.  Зато отменная думалка.

Густав. Кому она нужна, моя думалка? Кому она вообще нужна?

Кутть.  Как – кому?

Во весь экран злобная физиономия.

Голос (с кавказским акцентом). Почему на тюках пленка разодрана! Пленка вся в клочьях! Ночью был сильный ветер! Почему не доглядели?! Что вы тут по ночам делаете?! Сырье из Китая! Дефицит! А у нас добро под дождем мокнет! Сколько можно говорить?! Уволю вас всех к чертовой матери!

Густав. Не волнуйтесь, все будет в порядке. В цехах приступят к работе, я пойду и поправлю пленку. Не стоит беспокоиться.

Голос (ворчит). Пойду, поправлю... Ох уж эта мне ваша интеллигентность...

Лицо исчезает.
Экран – бескрайнее море.

Кутть.  Приятного аппетита!..

Густав. (не сразу). Бедный армянин.

Кутть.  Что?

Густав. Этому армянину не позавидуешь.

Кутть.  Что ты болтаешь?.. Ты пришел на смену только что! При чем тут ты?! Тебя ночью здесь не было! Дежурил совсем другой!

Густав. Несчастный армянин не знает эстонского языка.

Кутть.  Густав, что с тобой?

Густав. Человек уже тридцать шесть лет живет в Эстонии... а язык так и не выучил.

Кутть не знает, что сказать.

Он допустил страшную ошибку. Теперь жалеет. Отчаянно жалеет.

Кутть.  Прекрати! (Изумленный). Густав, я тебя не понимаю.

Густав.  Когда я оформлялся на работу, он мне зачем-то сказал... Наверное, потому, что я эстонец...

Кутть. (перебивая).  К черту!..

Густав. (продолжая).Сказал, что русские любят плетку... Русские уважают только кнут. История у них такая... Успешных людей терпеть не могут... Ненавидят всех подряд: евреев, армян, грузин, чеченцев. Бутылка водки да крутой начальник. Вот и все, что им по душе...».

Кутть.  Зачем ты с ним на вы?

Густав.  Ты что же, милый мой? Советуешь на ты?

Кутть.  Он был здесь начальником канатного цеха. Тут всегда было на ты. И делали тогда канаты, а не какие-то подушечки, матрасики, одеяльца и прочую дребедень.

Густав.  Тюки не должны мокнуть под дождем.

Кутть.  Прекрати!! За сырье отвечают грузчики!! Ты это прекрасно знаешь - грузчики!!

Помолчали.

Армянин злится на тебя, потому что ты к девкам с улыбочкой. Понимаешь? С поклонами. Вот что я тебе скажу.

Густав.  С поклонами к русским? (Кутть молчит). Это еще не все. Главное, пожалуй, в том, что я в сумаках не роюсь... По карманам не шарю.

Кутть. Густав, вспомни, ты хоть изредка вспоминай, что ты из себя представлял в молодости. Ты же весь обвешен медалями. Да что там – медали? Тебя на руках носили! Вспомни Североморск... Хотя бы Североморск.

Люди в военных тулупах несут на руках молодого Густава.

Праздник Севера. Незабываемые дни! Это твой триумф!

Густав.  Об этом в Эстонии никто ничего не знает. Надо бы и об этом написать.

Кутть. В спорте ты кое-чего значил. О тебе не мало написано. Даже в энциклопедии. В кроссвордах до сих пор красуешься... А ты?... Как ты распорядился своей судьбой? Бросил все. Буквально все. Медали в дальний ящик сунул и стал писать.

Густав.  И не жалею об этом.

Кутть. Ты чокнутый.

Густав.  Моя жизнь с тех пор приобрела смысл. Жизнь стала намного значительней.

Кутть. (взорвавшись).Тогда почему сопли?! Почему сопли развесил?!

Густав. (не обращая внимания на Куття).  Жить на острие ножа – это кое-что.

Кутть. Ну как, звучит? «На острие ножа»...

Густав. Все это было по глупости.

Кутть. Что?.. Что ты сказал?

Густав. (взорвавшись). Дурак круглый! Вот что!

Кутть. Дурак, который никого и ничего не боялся! Ты рассылал свои пьсы на конкурсы, несмотря ни на что!

Густав. Хотя прекрасно знал, что пьесы до конкурсов не доходят. Их изымали прямо на почте.

Кутть. Но ты посылал и посылал!

Густав. Идиотское упрямство.

Кутть.  Хочешь мое мнение? Хочешь?

Густав. Давай.

Кутть.  Это называется – головой в омут.

Густав.  Вот-вот. Жизнь идиота. Головой в омут.

Кутть.  И Минна тебя на останавливала.

Густав.  Да. Не останавливала. Минна была моим ангелом-хранителем.

Кутть.  Ты и Союз Пистателей послал к черту.

Густав.  Послал.

Кутть.  Ты был кандидатом в психушку.

Густав. Чего только не было в моей жизни... Это верно – кандидат в психушку... Уж лучше к психам... лучше к несчастным... измученным, раздавленным... чем к этим... успешным... ловким... умеющим приспособиться...

Кутть.  Ты пойдешь ко дну, Густав... Без Минны ты сопьешься... Не случайно ты о ней все время думаешь.

Густав. Устал я, Кутть. Сколько можно, милый мой?

Кутть.  Прекрати.

Густав. Скажи, мой хороший, для чего мы с тобой бесились?.. Хочется тишины... и хорошей музыки...

Кутть.  Густав...  

Густав. Скажи, Кутть, для чего мы дурака валяли? Чего мы, в конце-то концов, добились?

Кутть. (взорвавщись). Двадцать пять лет в Сибири!! Да!! Двадцать пять лет жизни псу под хвост!! Нашей маме в Сибирь хотелось?! Нашему отцу в Сибирь хотелось?! И как они с ним обошлись?! С нашим батюшкой?!

Густав. Расстреляли.

Кутть. (помолчав).  Участника разгрома красных под Нарвой. Естественно, расстреляли...

Густав. Выстрелом в затылок... 

Кутть.  За то, что освободил Эстонию...

Густав. На целых двадцать лет освободил Эстонию от красной чумы.

Кутть.  Нас с тобой тогда еще и на свете-то не было...

Густав. Армянину до пенсии пахать и пахать...

Кутть.  При чем тут этот?

Густав. Он лезет из кожи вон... Не знает государственного языка... Знает только два-три слова по-эстонски. Короче – висит на волоске.

Кутть. Нас это не касается.

Густав. Управляющий обязан знать государственный язык... Оттого и с ума сходит...

Разнобой девичьих голосов.  Густав, здравствуй!!

На экране группа девушек.

Смотрите, кто сегодня дежурит! Доброе утро, наш улыбаха! Густав, привет! Девчонки, сегодня на воротах джентльмен! Как хорошо, что ты нас встречаешь! Один ты нас встречаешь с улыбочкой! И обязательно поклоны! Девчонки тебя любят! Это Катька его любит! Катька его обожает! Ты про Катьку ничего не знаешь, Густав? Тебе про Катьку никто ничего не говорил?! Вот ты и расскажи ему!

Густав.  Про Катю обязательно расскажите! Даже не догадываюсь, о ком речь! Доброе утро, милые девочки! Рад вас всех видеть!

Девичьи голоса. Про Катьку все знают! Всем все известно! И ты знаешь! Не обманывай! Ты всегда все знаешь!

Густав. Честное слово, даже не догадываюсь, о ком речь.

Девичьи голоса. До встречи, Густав! Обещай, сегодня ты будешь нас щупать! Ха-ха-ха! Ты нас будешь шмонать! Понял? Будешь нас лапать со всех сторон! Ха-ха-ха! Скажи честно – будешь щупать наши закутки?! Где надо и где не надо! Ха-ха-ха! Мы больше любим  - где не надо! Другие лезут своими волосатыми лапами, а ты не хочешь! Ты что, брезгуешь нами?

Густав. Я вам доверяю, девочки!

Девичьи голоса. Ты нас не любишь! Вот так! Совсем не любишь! Вот возьмем и украдем что-нибудь! Подушечку, например! Давайте лучше утащим одеяло! Имей в виду, начальство тобой не довольно! В наших сумках ты обязан рыться! Иначе тебя выгонят!

Густав. Я вам доверяю!

Девичьи голоса. До скорой, Густав! Пока! Нас ждут наши миленькие  подушечки!! Черт бы их побрал, эти мягонькие, славненькие подушечки!! Ты не очень-то! Услышат еще!! А я уйду! За такие деньги только кретин пашет! Меня в киоск приглашают! Поняла? Вот где можно подкормиться! Ну и дура! Говорят, здесь перспектива! Мало ли что говорят! Я живу сейчас! Сегодня! Ясно?! За такие деньги? Ложись и подыхай!

Голоса стихают.
На экране море.

Кутть.  Тоска...

Густав молчит.

Густав, пиши заявление...

Густав молчит.

(Взорвавшись). Пиши заявление, я тебе сказал!!

Густав молчит.

Ты же их терпеть не можешь... Они тебе противны... Да и как может быть иначе?.. Они матерятся. Ой, как жутко матерятся. Хуже сапожников... Они мат обожают... Это при тебе они подбирают слова, которые еще в школе выучили...

Густав молчит.

Хочешь купить автомобиль?

Густав. Сесть в машину и...  к морю...

Помолчали.

А за отца я жил, все-таки, красиво...

Кутть.  Тогда были написаны твои самые значительные произведения... потому что душой не кривил...

Густав.  Да, Кутть, видимо, ты прав.

Кутть.  Заявление?.. Ты хочешь подать заявление об уходе?

Сигнал автомашины.
На экране шикарный автомобиль.
Ворота перед автомобилем растворяются.
Человек за рудем делает приветственный жест.
Густав отвечает.
Машина исчезает.

Кто из вас первый делает ручкой?

Густав. Он...(Помолчав).Недавно я разговаривал с этим ловкачом... Подошел к машине и, не долго думая, сказал: в Эстонии есть режиссеры, которые хотели бы снять кинофильм по моим пьесам... Он внимательно посмотрел на меня, но смолчал... Молчит до сих пор... А в общем-то, смешно. Скорей, из озорства подошел, из шалости...

Кутть.  Знаю я твои шалости.

Густав. На один фильм уходит, как минимум, пять, а то и несколько десятков миллионов крон. А он в Германии купил цех по производству ватина. К тому же, в России завод строит. Его деньги работают на полную катушку.

Кутть.  Он знает, чем ты занимаешься?

Густав. Знает.

Кутть.  Ты ему сказал?

Густав.  Нет.В конторе девчонки сказали. Проболтались. Он узнал, что они читают мой сайт и устроил всем нагоняй. А потом сам заглянул. Мне об этом секретарша сказала.

Кутть.  Ты думаешь, есть надежда?

Густав. Ничего я не думаю. Подошел и сказал. Посмотрим.

Кутть.  Знаю я твои – подошел.

Густав. Не терплю, когда отказывают. Когда - то да се, вокруг да около. Человек он деловой, пусть решает. Меня он видит каждое дежурство. Слово теперь за ним.

На экране физиономия Армэна.

Армэн. Люди то и дело выходят за территорию предриятия. Почему не спрашиваете, куда идут и зачем? Во время работы выходить запрещено.

Густав.  Они бегут в магазин. У девчонок двадцать минут на обед. Я вижу, куда они направляются. Они меня не обманывают.

Армэн. На фабрике постоянно водка! Надо проверять карманы! Проверять - ваша прямая обязанность! Делайте то, что следует делать, или...!

Густав.  Хорошо.

На экране бескрайнее море...

Кутть.  Боже мой, боже мой... Тебя ставят на место... Тебе нужен автомобиль?..

Густав.  На фабрику несут водку. Я даже знаю - кто... Не научился я шарить по карманам. Не умею. Да и не буду.

Кутть.  Тебе нужен автомобиль?

Густав.  Меня опубликовали в Польше...

Кутть.  Тебя опубликовали в Польше?!

Густав.  Начали переводить на польский язык...

Кутть.  И ты здесь из-за какого-то автомобиля?!

Густав смотрит на море.
Помолчали.

Густав. Мы часто тут бывали... Как-то Минна сказала, глядя в даль - хочу сюда... То были последние месяцы ее жизни...

Кутть. Ты высыпал прах здесь? Именно в этом месте?

Густав. Да... Она родилась на Дальнем Востоке. У моря. Можно сказать  - на берегу океана. Море любила самозабвенно. «Хочу быть только с мамой и с тобой». Это ее слова. Ее пожелание.

На экране Армэн.

Армэн. Под яблонями опять полно листьев.

Густав.  Ночью был сильный ветер. Мне нравится возиться в саду. Не беспокойтесь. Все будет ОК.

Армэн. Заладят дожди, грабли начнут ломаться. Знаю я ваши уловки.

Густав.  Это следует говорить не мне.

Армэн. Передайте остальным... Ох и работнички у меня в охране...

Армэн исчезает.
Пауза.

Кутть. Как ты его изобразишь?.. Я имею в виду – в новой пьесе?.. Ты ведь не ради машины здесь прозябаешь... Верно?

Густав (помолчав). Несчастным изображу.

Кутть.  Армэн будет несчастным. А хозяин?

Густав.  Тоже будет несчастным.

Кутть.  А как будешь выглядеть ты сам?

Густав.  Счастливым.

Кутть.  Как же иначе? Может, уже и название придумал?

Густав.  Фаталист... Что скажешь?.. Фа-та-лист.

Кутть.  А когда начнешь писать об отце?

Густав.  Думаю. Пока думаю. Если бы знать, как они с ним поступили. Подробности...

Кутть.  Тебе не известно, как они с ним поступили?!

Густав.  Догадываюсь... Когда отец стоял лицом к лицу перед палачом...

Кутть (перебивая).Что ты болтаешь?!Они стреляли в затылок!

Густав.  Когда отец стоял лицом к лицу перед палачом... он думал об одном - на свете нет ничего дороже жизни. А они, поганцы, даже могилы не оставили.

На фоне яблонь довольно пышная девчушка.

Любаша.  Густав!.. Ау-у!..

Густав.  Любаша?

Любаша.  Думала-думала и вот – придумала.

Густав.  Как ты? Как дела? Очень рад тебя видеть!

Любаша.  У меня потрясающая новость. Меня скоро выпустят. Дали год условно.

Густав.  Любаша! Поздравляю! Я так и думал! Что с тебя взять, с дурочки? А тот мерзавец? Спрятали за решетку?

Любаша.  Ему дали два года. Я сразу приду к тебе. Домой не хочу, а к тебе – в тот же день.

Густав.  Очень рад за тебя. Новость просто замечательная!

Любаша.  Знаю, что ты рад. Я тебе всегда верила и верю. Ты не такой, как все... Знаешь, в чем я хочу тебе признаться?.. Сказать?

Густав.  Конечно, скажи.

Любаша.  Я хочу с тобой переспать...

Густав молчит.

Правда... Я тебе всегда говорила правду... А ты?.. Я нежная... Тебе очень понравится.

Любаша неожиданно исчезает.
Остаются крупные яблоки.

Кутть.  Кто это?..

Густав.  Невинная душа...

Кутть.  Мне показалось, что она хочет с тобой поспать.

Густав.  Вся, как на ладошке, дуреха.

Кутть.  И ты примешься доказывать, что не бабник?

Густав.  Там же камеры висят в каждом отделе. Не удивительно, что  их поймали. В     супермаркете. Мерзавец, говорит, заставил. Велел сунуть флакон с духами в бюстгалтер. Чего я тут на воротах только не узнаю!

Кутть.  Ты спида не боишься?

Густав.  Не боюсь. Представь себе, не боюсь. Ты рад?

Кутть.  Очень.

Густав.  Цех одеял скоро закроют.

Кутть.  Цех одеял? Закроют? Откуда тебе известно?

Густав.  А для чего я тут торчу?

Кутть.  Эта пышка из цеха одеял?

Густав.  Цех делает тридцать процентов брака. Фуры с нашими одеялами возвращаются на фирму обратно. Из Германии везут. Через всю Европу нашу продукцию тяп-ляп. Так что, девчонок ждут большие неприятности.

Кутть.  А ты им кланяешься. «Доброе утро, милые мои. Рад вас всех видеть...». Хозяин с тобой разговаривать перестанет.

На экране старенький фургон.
Подает сигнал.

Отворяй.

Густав.  Пропускаю по распоряжению Армэна. Вывозят оборудование. Еще советское. Без бумаг, без лишних объяснений.

Кутть.  А ты на воротах стой и не вякай. Ты тут ноль, никто. Хозяин – барин.

Густав.  Хозяину, похоже, с такими не до барства. Кто во что горазд. Армэн не промах.

Кутть.  Хозяин про оборудование знает?

Густав дергает плечами.

Твое дело - сторона. Деньги платит и ладно.

Ворота отворяются.
Шофер делает ручкой, подобострастно улыбаясь.

Армэн держит нас здесь за кретинов... Чем дальше, тем больше я начинаю сочувствовать таким, как Любаша.

Кутть.  Воровке? Ты сочувствуешь пухленькой воровке?

Густав молчит.

Ты был сильный, красивый, удачливый... Тебе предложили тренировать сборную команду Эстонии. Не плохо звучит? Тренер сборной Эстонии. А ты? Как поступил ты? Предпочел котельную. Решил поработать кочегаром. Даже Минна ничего не поняла. Был знаменитым спортсменом, а стал истопником. Отапливал школу и писал, писал, писал...

Густав.  Надеюсь, не псу под хвост.

У ворот автомобиль хозяина.
Боковое стекло опущено.

Хозяин. Как дежурство? Как ваши дела?

Густав.  Скучать на воротах не приходится. Мои дела?.. Я лишний раз убедился: интернет - чудо двадцатого столетия. Мой сайт читают. Представьте себе, читают во всем мире.

Хозяин. Есть новости?

Густав.  Меня опубликовали в Польше. Опубликовали в Соединенных Штатах. Как я понял – во все Штаты разосланы мои пьесы.

Хозяин улыбается.

В Польше приступили к переводу на польский язык.

Хозяин улыбается.

Нет пророков в своем отечестве...

Хозяин улыбается.

Да их и быть не может... В сорок первом самых достойных погрузили в поезда и вывезли. Запихали в скотские вагоны... Ту-ту... за Урал, в Сибирь... Поезд был жутко длинный и страшно вонючий... Детские воспоминания... Видно, до гробовой доски впечатления будут тащиться за мной... Толкают в спину – давай-давай, старина, шевелись, мы от тебя уже никогда не отстанем, не сомневайся... Не скучно тебе с нами, вот и хорошо.

Хозяин улыбается.

В сорок девятом еще разок принялись скоблить Эстонию... Негодяям одного раза показалось мало. Кто сумел увернуться – удрал в леса, кто был попроворнее, поудачливее – удрал за море. Теперь они там - на чужбине - доживают свой век. Думаю, не мало ими понаписано воспоминаний. Вас это не беспокоит?

Автомобиль скрывается за воротами.

Он читал мои пьесы. По всему видно - читал.

Кутть.  Война?

Густав.  Что?

Кутть.  Я говорю – война?

Густав.  С этим? Каждый останется при своих, вот и все.

Кутть.  Он напустит на тебя Армэна.

Густав.  При русских - товарищи, теперь – господа.

Кутть.  Боги.

Густав. Кишка слаба для богов.

Кутть.  Что, если он готов был на фильм денежку выложить?

Густав. Если готов, значит, выложит. Посмотрим.

Действие второе.

Картина первая.

Ночь.
На небе большая круглая луна.
Окутанный мраком яблоневый сад.   
На стене сторожки горит фонарь.
Густав прогуливается по сцене.
Звучит Десятая симфония Ханса-Вернера Хенцена.
У ворот кто-то стоит.

Парень. Вахтер! Послушай! Пусти меня, пожалуйста, к маме! Мне очень  надо! Домой не могу попасть! Ключи хочу взять у матушки!

Густав.  Кто твоя мама?! Как фамилия?!

Парень. Веселова! Клавдия Веселова! Она уже три дня работает в ночную смену! Она подушки делает!

Густав.  Ты знаешь, как пройти в цех?

Парень. Да! Я уже здесь бывал! Я ключи от квартиры хочу взять!

Густав.  Ты один?

Парень. Со мной друг! Мой надежный друг! Вы не волнуйтесь! Мы быстро! Туда  и обратно!

В приоткрытые ворота проходят двое.

Густав.  Не задерживайтесь. Ключи получите - сразу назад. Я вас жду.

Парень. Обязательно. Не беспокойтесь.

Парни исчезают.

Кутть.  Ты уверен, что надо было их впускать?

Густав.  Не уверен.

Кутть.  Тогда зачем впустил?.. Тебе адреналина недостает?

Густав.  Не знаю, чего мне недостает. Возможно, адреналина.

Кутть.  Ты умеешь плеваться только потом, задним числом.

Густав.  У меня вся жизнь потом... но еще ни разу не плевался.

Кутть.  Ой, ли?

Густав.  На роду, видно, так написано.

Кутть.  Ты имеешь в виду отца? Который боролся за свободу, и за это поплатился?

Густав.  И его имею в виду.

Кутть.  Ты своей смертью не умрешь.

Густав.  В постели умирать не собираюсь.

Кутть.  Но это же были урки!! Зачем тебе это надо?!

Густав. Два сына у меня есть. Внучка, два внука тоже не последнего десятка. В углу прозябать?

Кутть.  У них на роже написано - урки!! Особенно тот, который к Веселовой!!

Густав.  Веселова у нас работает.

Кутть.  Два часа ночи!! Взгляни на часы!! Ты мог вызвать мать к воротам!! Зачем ты это делаешь?!

Густав.  Быть человечным... занимательно.

Кутть.  Что ты сказал?

Густав.  Быть человечным занимательно. Запомни это, Кутть.

Кутть.  Плевать им на твою человечность! Неужели ты думаешь, что ты для нихъ что-то значишь?! Пропустил и все, как отрезало! Они про тебя уже забыли! Так устроена жизнь! Про тебя забыли не только эти, про тебя забыли те, которые опять у власти!! Которые держали тебя под колпаком почти тридцать лет и сейчас будут держать! Чтоб не трепался! (Берет себя в руки). Человек когтями к себе... Или тебе неизвестно?.. Корысть убивает не только честь, но и человечность.

Густав.  Ты умница, Кутть.

На экране бескрайнее море с большой круглой луной.

Голос Минны.  Ребята, мне отчего-то не спокойно... У вас там все в порядке?.. Может, случилось что-нибудь?

Густав.  Родная, ты удалилась в прекрасный, ни с чем не сравнимый мир... в непокорную, величавую стихию... Что может быть глубже и значительнее моря?

Минна.  Густав, ты собой не доволен... Я слышу... Что у вас там происходит?

Густав.  От меня скверно пахнет. Минна, от меня стало пахнуть непотребным. Я становлюсь гадким.

Минна.  Кутть, скажи, что происходит?

Кутть.  Я от Густова в восторге. Вот что происходит.

Минна.  Ребята, я вас люблю.  

Море исчезает.
Сторожка с фонарем, затененный сад.
Густав прогуливается.
Звучит Десятая симфония Хенцена.

Кутть.  Туда-сюда?.. Человек-то – поганец... Или ты с этим еще не определился? Пора бы уж.

Густав.  Отстань.

Кутть.  Зачем кашу заварил?

Густав.  Когда отца расстреливали... когда подонок убивал отца... в затылок целился... (замолкает).

Кутть. ...товарищ Сталин...

Густав.  Кутть... а ты заметил, тень Сталина до сих пор бродит по Эстонии?.. Затаилась в трусливых сердцах... В трусливых, подлых душах... Особенно сталинскую тень обожают те, которые, не долго думая, побежали в церковь... Демонстрации с красными знаменами закончились, срочно надо приступать к покраске яиц в Пасху...

Кутть. Наша с тобой жизнь, милый мой старина, - ни в какие ворота. Ни рыба , ни мясо у нас с тобой получается.

Густав. Ты недоволен тем, что получилось?

Кутть.  Зачем ты их впустил? Тебя эта канитель занимает?

Густав. Очень.

Кутть.  Ты хоть иногда вспоминаешь, сколько тебе лет?

Густав. Об этом даже думать нельзя. Начнешь думать – труп.

На экране Клавдия Веселова.

Веселова.  Господи!! Господи!! Что же вы делаете?! Зачем вы их впустили?! Боже мой! Два часа ночи! Да, он мой сын! (В отчаянии). Да, он мой!! мой!! Но он явился не ко мне!! Он убежал от отца!! Понимаете?! Убежал от родного отца! От пьяницы! Его отец пропойца! Алкоголик! Они без конца дерутся! Сын отца ненавидит! Каждый день с ума сходят! Они явились с бутылкой!! Вы понимаете - с бутылкой! Как же вы недоглядели?! Что я теперь мастеру скажу?! Они в раздевалке! Сидят, водку пьют! Меня даже слушать не хотят! Вызывайте полицию! Ох, господи, господи! Вызывайте полицию! Я знаю, что говорю!

Веселова убегает.
Издалека доносится вальс.
На экране ночное море с большой круглой луной.

Голос Минны. Милый, я давно не испытывала такого радостного чувства... Что у вас там?.. Необычайный свет разливается в моей душе...

Кутть (с иронией).  Это по ночному морю плывет корабль... Жар-птица...

Голос Минны. Да, Кутть, да - плывут. Много кораблей, точно жар-птицы в ночи...

Кутть.  В Финляндию, в Швецию, в Норвегию - в прекрасную Европу.

Голос Минны. Ребята, что, все-таки, происходит?

Кутть.  Это свет фар озаряет твою душу...

Голос Минны. Какие фары, Кутть? О чем ты?

Кутть.  Автомобиль мечты несется к тебе... Густав летит на свидание к своей незабвенной... Твой милый послал к черту творчество вместе со своим любимым компьютером и записался в охранники... Да. Не веришь? Он теперь ночной ангел на текстильной фирме. Подушечки охраняет, одеяльца, а заодно и матрасики. Одним словом - спятил. Свихнулся на старости лет... На воротах поет песню про человечность, про благородство, и пропускает всех подряд, кто только ни пожелает... Минна, ты хорошо помнишь запах Медведя?... Запах тихого ужаса?..  Который плыл над земным шаром?.. К нам на фирму залетел запашок... и Густав в восторге. Он меня усыпляет своей демагогией п поет колыбельную: быть человечным – занимательно. Запах медвежатины его бодрит, вдохновляет на подвиги... Напомни этому ненормальному, что времена Медведя сгинули, канули в Лету. Пора и творчеством заняться. А он тратит оставшиеся годы на пустяки.

Появляется Веселова.

Веселова.  Вахтер!! Послушайте!! Они сели на погрузчик и укатили на стройку!! Они уже на стройке!! Господи!! Понеслись, как сумасшедшие!! Они же разобьют машину!! Очертя голову, точно рехнулись!! Сели и умчали!! Что я теперь скажу мастеру?! Что же теперь будет?!

Густав молчит.
Не дождавшись ответа, Веселова исчезает.

Кутть. Тебя приглашает на разговор Медведь...

Густав. Пустозвон... (Взорвавшись). Ты пустозвон!!

Густав решительно направляется на стройку.

Этих сопляков надо брать за шиворот и выбрасывать за ворота, как котят...

Кутть. Не валяй дурака! Остановись! (Становится перед Густавом). Вызывай патруль. Через две минуты будут здесь.

Густав. Ты мне больше не нужен! Убирайся!

Кутть. Ты здесь не ко двору!! Ты это можешь понять?! Ты здесь смешон!! Тут только выгода!! Одна только выгода!! Твоей правды здесь нет и быть не может!!

Густав. Оставь меня в покое!

Кутть. Ты получаешь по шее всю свою жизнь!! От чиновников! От подонков!! Пенделя дает тебе всякий, кому не лень!! кому бы ты ни поклонился!! Да!! От всех подряд!! Кому в голову взбредет, тот и угощает тебя!!

Густав.  Придется тебе кое-что обьяснить.

Кутть. Не спорь со мной!! Я знаю, что говорю!! Тебя никто здесь не понимает!! Ни одна душа!! И никогда не поймет!!

Густав. Прочь с дороги!

Кутть.  Девки матерятся!! Матерятся омерзительно!! От их междусобойчика тебя тошнит!! Когда они собираются, когда разбираются между собой, в воздухе висит мат!! Они без мата не могут!! Не умеют!! Ты всегда бежал к музыке!! К литературе!! Как ты можешь все это терпеть?! Неужели из-за автомобился?!

Густав неожиданно уходит в себя.
Молчит.
Кутть тоже замолкает.

Густав. Кутть...умер Медведь... Понимаешь - умер Медведь... Еще недавно он держал всех в страхе своими длинными когтями... Готов был обхватить весь земной шар... Мир трепетал от зловещего запаха... (В себе). И вот... поползли черви... Жирные, с гнойными глазами, ползут и ползут... по бывшим владениям.

Кутть. Густав...

Густав. Ползут черви, Кутть... А я их не останавливаю... Даже не пытаюсь остановить... Я становлюсь пошлым... Кутть, я становлюсь другим... Кругом ходят призраки... На тонюсеньких каблучках ходят... Даже в слякотную погоду... Странные эти создания. Они надевают на себя все самое, самое... точно на выданьи...  и идут, идут, идут... Но стоит им открыть рот...

Кутть. Ты становишься ягодой земляничной поляны?

Густав. Разверзлась душа... Имперская, надменная, вывернулась наизнанку... Вонючей шкурой выставилась...

Кутть. Густав...

Густав. А ведь в этом что-то есть... Языческое... И чертовски эротическое... Невероятно завлекательное... Ты этого не замечаешь?..

Кутть. Твое место за письменным столом!

Густав. Кому было что схватить, тот давно уже схватил... Зубами держат, точно шакалы... Тот, кто не сумел схватить, кто даже не успел подумать, что пришла пора хватать, тот перестал петь песен о свободе и незаметно удалился... Те же, которые остались ни с чем, проклинают буквально все: свободу, душу свою... и, так называемых, удачливых... Эстонцы ворчат, как всегда, безцветно, хмуро, очень невыразительно... Русские же – ярко, дерзко, смачно... Умер их зверюга... их дорогой и родной зверюга издох... Что им теперь делать?

Появляется мастер.

Мастер. Густав! Это невероятно! - посторонние катаются на погрузчике! Вы слышали об этом?! Не дай бог, сломают машину! Без погрузчика мы как без рук! Надо немедленно что-то предпринимать! И вообще, как могло такое случиться?!

Густав. Виноват.

Мастер. Все бы ничего, но они принесли водку! Вы очень плохо знаете эту публику!

Густав. Прошу прощения, Валя. Это моя халатность. Виноват.

Мастер. Поймите, все, что происходит у них в домах, немедленно проникает на фабрику. Они здесь живут - в этом районе - десятки лет. Понимаете? Десятки лет, если не больше! Поколения меняются, в головах - ничего! Они все те же! Ничего у них в головах не меняется! Огромный текстильный комбинат вот-вот лопнет, и тогда все - с молотка! Если к Новому году это действительно случится, вы хлопот тут не оберетесь! Наша маленькая фирма не выдержит нашествия. Я должна вам сказать по-дружески, Густав, с ними надо жестко. Вас любят, это, конечно, приятно, но эта любовь очень не хорошо пахнет.

Густав. Валя, вы умница. Очень плохо пахнет. Я сразу уловил этот запашок. Запашок коварный, но должен сказать - чертовски привлекательный...

Мастер. Что вы говорите?! Что тут может быть привлекательного?.. Не понимаю.

Густав. Запашок земляничной полянки...

Мастер. Имейте в виду, у вас есть недоброжелатели. Случившееся не должно получить огласки.

Мастер исчезает.

Картина вторая

На экране погрузчик, угодивший передними колесами в канаву.
За рулем сын Веселовой. Второй парень пытается вытолкнуть погрузчик, но выглядит это забавно.
Густав наблюдает.

Густав. Нечего сказать – навестили матушку... Заглянули на минутку...

На экране пьяная рожа.

Парень. А мы на тачке катаемся... Решили повеселиться на прощание... Вы нас, конечно, извините... (Издалека доносится полицейская сирена). Слышишь?.. При пистолетах, на ремнях наручники болтаются, дубинки за поясами... а у нас зато рога стальные, вон какие, насквозь пропорем, и в кармане кое-что припрятали...

Густав. Слезай.

Парень.  Скажи, если такой хороший... Кого они охраняют, эти полицаи?..

Густав. Закон охраняют.

Парень(орет). Во дает!! Какой же ты тогда писатель?! Кто деньги платит!! Кто деньги платит, того и охраняют!! Ты этого не знаешь?!

Густав.  Слезай.

Парень.  Тебе хоть известно, как называется этот комбинат? А ну-ка... как этот комбинат называется?

Густав.  Таллиннский текстильный.

Парень. Дудки!! Понял?!Дудки!! Дунькина фабрика!! Дунькина!! Ты даже этого не знаешь!! Построили комбинат по указу царицы! По указу русской царицы! Еще до революции!! Вот так! Мотай на ус! Канаты делали, паруса для российских кораблей! И работали здесь только русские! Эстонцы в то время батрачили! Землю ковыряли! Немецкие бароны их кнутом гоняли, а они бежали за сохой, как миленькие!

Густав.  Совершенно не верно.

Парень. Ты зачем к подлецу нанялся?

Густав.  Погрузчик на место!

Парень. Это тачка моего отца! Понял?! Ты такое можешь понять?! Это тачка моего отца!! Синяя которая!! Видишь?! Синяя!! Тойота!!

Густав.  Слезай!! (Второму парню). А ты давай к будке. За будкой лопата. Заодно лом прихвати. Разговоры потом. Погрузчик поставим на место, тогда поговорим.

Парень.  Девчонки тебя нахваливают... Скажи, это правда, что ты писатель?

Второй парень исчезает.

Густав.  Что с твоим отцом?

Парень. С моим отцом?.. Ты спрашиваешь про моего отца?..

Густав.  Почему отец не работает?

Парень.А зачем ему работать? Работал-работал, бац – вон!! Пошел вон!! Пенделя дали!! Тебе известно, что это такое?! Пенделя!!

Густав.  Понятно.

Парень.Что тебе понятно?

Густав.  Пенделя дали.

Парень.  И все? Получил пенделя – так тебе и надо? Потому что русский?! Так, что ли?!

Густав.  Я этого не говорил.

Парень.  Отмантулил двадцать три года!! Двадцать три!! Получай в зад!!

Густав.  Идет передел собственности.

Парень. Плевать!! Плевать я хотел на ваш передел!! Послушай, ты, в самом деле, эстонец? Что-то не очень похоже.

Густав.  Тебе это важно?

Парень. Тогда почему говоришь, пишешь по-русски? Говорят, ты пишешь тоже по-русски.

Густав.  Слезай.

Парень. Ты с нами выпьешь?

Густав.  Нет.

Парень. Брезгуешь?

Густав.  Слезай с погрузчика!!.. Вытащим – тогда поговрим.

Картина третья

На экране Густав с лопатой. Он убирает землю из-под погрузчика.
Парень стоит у него за спиной... Стоит и смотрит...

А ты чудной...

Густав продолжает свое дело.

Ты слышишь меня?

Густав (не отрываясь от работы).  Что ты сказал?

Парень. Я сказал - ты чудной.

Густав(продолжая работать). Какой есть. Каким мне еще быть? Живу как умею. По мне - вполне нормальный.

Парень. Неужто правда, что ты писатель?

Густав.  Тебе это важно?

Парень. Зачем людям врать? Верно?

Густав. Самое интересное в людях то, что они скрывают.

Парень. Что ты сказал?

Густав. Все, что люди недоговаривают – самое ценное, самое важное.

Парень. Ты зачем вахтером работаешь?

Густав.  Автомобиль хочу купить.

Парень. До тебя здесь работал алкаш. Выгнали. Тебя не выгонят.

Густав.  Ты про товарища Сталина что-нибудь знаешь?

Парень. Ты что, с прибамбасами? Я про алкаша, а ты про Сталина.

Густав.  Когда царствует подонок...

Парень. Когда царствует кто?

Густав.  Когда царствует подонок... я имею в виду – в доску свой... ты меня понимаешь?..

Парень. Ну и что?

Густав.  Тогда – восторг...

Парень. Что?

Густав (кричит).  Не жизнь тогда - восторг!!

Парень. Во дает. Я знаю, при Сталине был порядок... Все было, как надо...

Густав.  Эстонцев не любишь?

Парень. Я? Эстонцев?

Густав.  Ты родился в Таллине?

Парень. Да. В Коплях. Здесь неподалеку.

Густав.  Любишь Таллинн, только без эстонцев?

Парень. А ты, однако, оригинал.Хочешь знать, что я думаю об эстонцах? Правда, хочешь? Люблю - не люблю? Сказать?

Густав (кричит). Люди вышли в ночную смену!! В ночную!! Тебе известно, как нынче деньги достаются?! Я к тебе как к человеку, а ты что делаешь?! Как теперь ее вытащить, черт бы вас побрал!!

Парень. Ты плохо со мной разговариваешь.

Густав.  А как с тобой разговаривать?!

Парень. В будке я расскажу тебе такое...

Густав.  Подонок!!

Парень каменеет.

Да здравствует товарищ Сталин!!.. За Родину!!.. За Сталина!! (Кричит во все горло). Подонки, вперед!! Где ваша не пропадала?!

Парня точно парализовало.

А ну марш за руль!.. За руль садись!.. Двигай потихоньку...

Парень садится за руль.

Не дергай!.. Потихоньку... Мало-помалу...

Картина четвертая

Сторожка.
Густав прогуливается.

Кутть. Ну и что?.. «Сопляков надо брать за шкирку и выбрасывать за ворота...». Ха-ха... Я тебе сразу сказал - вызывай патруль. Фирма платит охране хорошие деньги. Это их работа.

Густав.  Не то, Кутть, все - не то...

Кутть. Быть человечным занимательно?

Густав.  Да.

Кутть. Тебя заложат. Армэн прикатит и тебя тут же заложат. Таких, как ты, не любят. Делают вид, что любят, а на самом деле... презирают. Вот так... Заложат тебя те самые, у которых Армэн карманы выворачивает. Которые тебя за нос водят. Видят, что ты ничего не стоишь. Стесняешься остановить? Обшарить неловко? Обшмонать, как они говорят.

Густав.  Ты обратил внимание на второго парня?

Кутть. Плевать!

Густав.  Спят в лабазе... Скорей всего, на мешках ваты... Механики любят зарываться в вату на туманную голову... Станок выйдет из строя, начинают искать механика – спит в лабазе. Днем поспать не удается – Армэн где-то рядом...

На экране второй парень.
Молчит.
Он не знает, как начать.

Второй парень. Я бы хотел вам обьяснить... В общем... если, конечно, можете, извините нас... Все получилось как-то само собой... Серега сел на погрузчик и поехал... Поехал и поехал... Сказал, что погрузчик его отца... Я не знал, что Серегин отец работал здесь – в этом цехе. Еще до того, как ваша фирма купила помещения и стала делать одеяла, подушки... (Помолчав). У Сереги все очень плохо... Дома у них плохо... Серега дома почти не ночует... Понимаете, отец бьет мать... По-черному бьет. Серега заступается... Серега бывает больше у меня, чем дома.

Густав.  Твой друг обманул меня. Сказал, что возьмет ключи и тут же пойдет к проходной.

Второй парень. Он домой не хочет. Без мамы не пойдет... Ему дома надо взять кое-что, а отец дверь не открывает... Он с мамой пойдет... А там... на стройке... когда вы копали под погрузчиком... я здорово испугался...

Густав.  За кого ты испугался?.. За меня?.. Или за Сергея?

Второй парень. За кого испугался?.. Когда вы копали... Когда закричали - за Родину, за Сталина... А потом...  что Серега подонок... Он стоял у вас за спиной... Вы знали, что он стоит у вас за спиной, когда закричали «подонок»?!

Густав.  Знал. Он с ножом?

Второй парень. Да.

Густав.  Кого-нибудь пырнул?

Второй парень. Нет.

Густав.  И не пырнет... У меня к нему дело... Я дежурю через каждые трое суток. Пусть подойдет. Ты тоже приходи.

Второй парень. Хорошо. Я приду. Обязательно. Серега вас, похоже... стесняться стал... Я его позвал, не захотел... Можно, Серега пойдет домой с мамой?

Густав.  Хорошо.

Второй парень. Яобязательно приду. Я скажу. Мы придем. Обязательно.

Парень исчезает.

Кутть. Армэн выгонит тебя. Прощай автомобиль. Ты тут всем крепко поднадоел.

Густав. Все только начинается.

Кутть. Что начинается?

Густав. Не знаю.

Кутть. Что тыхочешь парням предложить?

Густав. Сергею хочу предложить... Я его опубликую... Если напишет про отца, все как есть, все, что касается их жизни, опубликую... На сайте...

Кутть. Тоже мне – писателянашел.

Густав. Факты. Одни факты. Никакой отсебятины.

Кутть. И ты думаешь, согласится?

Густав. Если согласится, значит душа болит... значит... не подонок... Если не согласится... плевать ему уже на всех и на вся.

Кутть. Ну и что? Согласится?

Густав. Если правда, что стал нас стесняться... Видно будет.

Картина пятая

Раннее утро. Горит фонарь.
Густав прогуливается.

Кутть.  Жду не дождусь...

Густав прогуливается.

Ты слышишь? Я жду не дождусь...

Густав. Напрасные ожидания...

Кутть. Выхода клоуна на манеж. Скомороха...

Густав. Милый мой, все пройдет ... и это пройдет...

Кутть. Джентльмен встречает трудящихся. Очень воспитанный, с восхитительными манерами... Мы с нашим почтением, если угодно, с любовью... А там, у окна, стоит арменин и блюет, блюет, блюет. Весь заблеванный стоит... Он у них карманы шарит, а ты с поклонами... Публика смущается, прячет презрительные улыбочки...  Не надоело дурака валять?

Густав. Я дурака не валяю.

Кутть. Мы голову склоняем перед почтенной публикой.

Густав. С верпшины лет моих, хочешь-не хочешь, а смотришь вниз... и уже не важно, что о тебе думают... Мне так намного уютней... Мне приятно быть самим собой... А ты... в силу своей вечной молодости уже этого не поймешь... Все пройдет... и это пройдет...

Кутть (взорвавшись). Там! Ночью! В ночь с воскресенья!... ты был готов рвать и метать!! Ты был готов голову свернуть первой попавшейся сволочи!!

Густав молчит.
Кутть остывает.

Колокольчик на шутовском колпаке... А ну-ка - чьи это слова?

Густав. Ты так ничего и не понял по поводу этих слов... Я тогда имел в виду великого человека... А ты – «колокольчик»... Я имел в виду Федора Достоевсого... Величайший из великих... Он-то не боялся шутовства... Обнажал такие тайны, такие глубины... совершенно позабыв о светском приличии... Мой тебе совет, не угождай, не потакай окружающим. Оставайся самим собой.

Кутть. Как эти двое... которые обвели тебя вокруг пальца.

Густав. Как Достоевский... который перед человечеством предстал во всей своей обнаженности... Достоевский не колокольчик... не светский писатель-лизоблюд.

Сигнал автомашины, остановившейся у ворот.
Ворота открываются.

Кутть. Армэн приехал.

Густав. Туда сунет нос, сюда сунет нос.

Армэн проносится без приветствий.

Ему бы отыскать компромат. И – в атаку. Держит всех, так сказать, в строгости. Это его стиль.

Кутть. А твой стиль?.. Подставить спину под удар ножа...

Густав. Я даю возможность человеку одуматься... Даю возможность обрести себя вновь... Я и советскую власть не материл... показывал, насколько все нелепо, бесчеловечно... Чем красивей был человек, тем труднее ему жилось. Нонсенс. Нормальный человек не мог быть нормальным... Лжецы. Все до единого. Строители коммунизма... Загубленные поколения.

Кутть (пальцем вверх). Эти лучше?

Густав. Эти думают о себе. Они совершенно не лгут. Разве что – хитрят. Соответствуют, так сказать.

Женский голос. Доброе утро, Густав! Как ваша ночь прошла?!

Густав. Доброе, Жанна, доброе! Мастера, как всегда, впереди всех?!

Женский голос. А что делать? Надо сигнализацию снимать в цехе!

Густав. Не скучно прошла ночь! За сутки чего только не случается! Зато три дня - воля!

Женский голос. Всего вам хорошего! Удачи!

Густав. Спасибо, Жанна. Удача – дама капризная! Со мной она не кокетничает! Будьте здоровы!

На экране физиономия Армэна.

Армэн. Что здесь ночью произошло?

Густав. Ничего особенного.

Армэн. Пьяные на территории – ничего особенного? Пишите объяснительную. Вы видели, как ворота в компрессорную изуродованы?

Густав. Нет. Поставил погрузчик на место, на ворота не обратил внимания.

Армэн. Ну что ж, пойдемте, я вам покажу.

Густав уходит.
Пауза.
Море.
Кутть охвачен меланхолией.

Кутть.  Горбатого даже могила не исправит...

Голос Минны. Кутть... ты забыл, как обошлись с вашим отцом?.. С вашим любимым батюшкой?.. Пришли и увели... Точно боги явились, а не подонки в кожаных куртках.

Кутть.  Конечно, не забыл.

Голос Минны. И после этого жить, как ни в чем не бывало? Густав помнит все: как дышит, как спит, как веселится, как грустит, а уж когда садится за стол... перед ним только то, что живет глубоко в сердце...

Кутть.  А гонорар? А денежки? Ты думаешь, мне неизвестно, чем он в тайне мучился? Чем тяготился?.. Он видел, как тебе не сладко с ним... И теперь, когда нужно сидеть и сидеть, работать и работать, залез в болото...

Голос Минны. Ему нищета в тягость. К тому же, он давно мечтал купить автомобиль.

Кутть.  Ты знаешь, зачем ему автомобиль?

Голос Минны. К морю несется автомашина с пылающими фарами. Чьи это слова?

Кутть.  О чем он раньше думал?

Голос Минны. У него была я.

Кутть. Тем более.

Голос Минны. Кутть, у него была я.

Девичьи голоса. Густав! Где ты?! Доброе утро, наш улыбаха!.. Выходи из своей будки!.. Покажись!.. На обходе, похоже. Мало ли, может, в туалет побежал. Приспичило, вот и убежал. На него это не похоже. Густав, мы спрятали подушечку!! Ты слышишь нас?!.. Нет его здесь. Да ладно. Нет так нет. Армэну это не понравится. А что Армэну вообще нравится? Лаять только. Я, например, не знаю, как он улыбается. Ни разу не видела. Ходит насупленный. Я недано видела, как он вытащил у Валерки из-за пазухи бутылку коньяка. Валерка орет: «Это подарок! После работы иду на день рождения!» Армэн преспокойненько выливает коньяк в канализацию. Прямо в люк. На плацу. Валерке говорят - подавай в суд. Он не имел права. Не подаст. Рыльце в пуху, не подаст. Кстати, это было на дежурстве Густава. Пользуются его деликатностью... Мужик он, конечно, оригинальный. Откуда такой взялся? Ты веришь, что он писатель? На воротах? Писатель? Говорят, у него в интернете свой сайт. Персональный. Кто его поймет? Эстонец, а пишет по-русски. Говорят, в Сибири побывал. Он из тех – из сосланных, из обиженных.

Появляется Густав.

Густав. Девочки, привет!

Девичьи голоса. Куда ты подевался?! Ты что, спрятался от нас?!

Густав. С окончанием трудовой недели!

Девичьи голоса. Ура-а!!

Густав. Да здравствуют два дня отдыха!

Девичьи голоса. Ура-а!!

Густав. Да пусть светятся чистые, незапятнанные души!

Девичьи голоса. Ура-а!!

Густав. Кому надо исповедаться – подходи! Отпущение грехов гарантировано!

Несколько девчонок подходят к Густаву с раскрытыми авоськами.

Остальным гореть в аду!

Девичьи голоса. Ура-а!! Пока, Густав!! До встречи!!

Кутть.  Что с тобой?

Густав. Объяснительную положил на стол Армэну.

Кутть.  И что ты написал?

Густав. Армэн остался довоен. У него глаза стали расширяться, когда читал. Отпустил меня без разговоров... Доброе утро, милые девочки!

Девичьи голоса. Здравствуй, Густав!! Как дежурство?! Как ночка?!

Густав. Не скучаю, девочки! Мне с вами не скучно!

Девичьи голоса. Увидимся во вторник!

Густав. Да, милые, увидимся! Все мы живы надеждами! Говорят, надежда умирает последней!

Девичьи голоса. Это у тебя она умрет последней! А у меня она окачурилась вчера! Я теперь дохлятина, которая шьет подушечки!

Густав. О чем же ты мечтала, милая?

Девичьи голоса. Хотела выйти за банкира! Не получилось!

Густав. У тебя все впереди! Носа не вешать!

Девичьи голоса. Есть, не вешать носа! Пока, Густав!

Кутть.  Дурака валяешь?

Густав. Валяю...

Кутть.  Садись-ка ты за свою прозу. Хватит уже. Твоя проза, знаешь, чем хороша?

Густав. Знаю.

Кутть.  Самоиронией. Одно название чего стоит - «Исповедь кретина».

Густав. Армэн остался доволен моей объяснительной. Пусть теперь бежит к хозяину. Без санкции хозяина вряд ли решится что-либо предпринимать.

Кутть. Представляю, что за объяснительную ты написал.

Густав. Пусть радуется.

Кутть. Посыпал голову пеплом?

Густав. А вмятина на воротах чепуховая. Это когда парни выезжали из цеха.

Кутть. Ты здесь неудобен. Не ко двору.

Густав. Меня это не волнует. Выгонят, ну и черт с ними... В Союз писателей я тоже не просился... Хотя, там выгоды были посущественнее.

Картина шестая

Утро.
Серый осенний рассвет.
Пару часов назад в цехах приступили к работе.
Звучит Десятая симфония Хенцена.
Перед будкой прогуливается Густав.
Неожиданно к воротам подьезжает Мерседес.
За рулем улыбающийся Хозяин.
Ворота распахиваются.
Хозяин делает приветственный жест, машина проносится.

Кутть (выходя из будки). Ты что-нибудь понял?.. Он сделал ручкой?

Густав. Сделал ручкой.

Кутть. Что бы это значило?

Густав. Ровным счетом – ничего. Или он должен теперь щеки надуть? Каждый при своем и - точка.

Приближаются звуки вальса.

Кутть. Слышишь?

Густав. Слышу.

На экране солнечное море.
Появляется Минна.
Она кружит вальс.

Минна. Милые мои, у меня для вас замечательная новость... Я к вам с интригующей вестью... На душе у меня так светло, так тепло, так радостно... Сегодня должно произойти что-то удивительное, что-то очень и очень доброе, щедрое... Густав, ты наконец-то купишь автомобиль! Шикарный, замечательный автомобиль! И мы поедем далеко, далеко! Ты давно мечтал приобрести автомашину... Все будет так, как ты хочешь... Теперь все будет так, как ты хочешь, а не какой-то ничтожный чиновник, которому приказали тебя унижать, водить за нос, взваливать на тебя крест, и всего лишь за то, что ты побывал в Сибири и стал писать о своей жизни на языке невеселого детства... Они постоянно тебе намекают, что ты не эстонец, не настощий эстонец - испорченный, настоящие они и только они... бышие коммунисты.

На экране Армэн.
Море исчезает.

Армэн.  Доброе утро.

Густав. Здравствуйте.

Армэн. Как дежурство?

Густав. Вроде, все нормально.

Армэн. Аксель вас зовет. Приглашает к себе.

Густав. Аксель? Как я понимаю, по поводу ночного происшествия с парнями?

Армэн. Мне он ничего не сказал. Хочет видеть.

Густав. Он объяснительную читал?

Армэн. Да.

Густав. Ну что ж, пожалуй, я смогу его принять.

Армэн. Что?

Густав. Аксель хочет меня видеть? – не возражаю, пусть приходит. Почему бы и нет?

Армэн. Оригинально. Так и передать ему? Слово в слово?

Густав. Так и передайте.

Армэн озадачен.

Армэн (внимательно приглядывается к Густаву). Я давно пытаюсь вас понять...

Густав. Меня многие пытаются понять.

Армэн не знает, что сказать.

Глупых я, как правило, веселю. Людям очень приятно видеть перед собой... ну, скажем так, шута горохового... если не кретина... Глупые для того и существуют, чтобы им показывали кривое зеркало, чтобы они были уверены, что это не они, кто угодно, только не они... Умных же я обычно настораживаю. Современников буквально озадачиваю... Пришли времена замечательных возможностей... Почему я до сих пор не сколотил достойный капитал? Почему до сих пор не выбрался из неизвестности? Известность – это тоже деньги... Отвечаю: потому что дурак любит беззаботность. Дурак живет беззаботно. Довольствуется малым. Он не умеет добыть много, счастлив малым. Не обязательно надо быть умным, чтобы быть счастливым.

Армэн. Бомжи, например.

Густав. Верно. Бомжи. Если ко мне приглядеться, я не далеко убежал от этих чудаков. Мог иметь очень даже не мало в своей жизни, да вот - на воротах дурака валяю. Я решил купить автомобиль. Хо-хо. А посему, терплю все, что перед моим носом творится. Впервые в жизни такой серьезный компромисс...

Армэн. Так что мне сказать Акселю?

Густав. Что я готов его принять.

Ариэн исчезает.
Появляется Кутть.

Кутть (не сразу).Минна умела быть счастливой... даже когда ты был слишком занят собой... Ты мало думал об этой удивительной женщине... Она встретила тебя в Москве и тут же отказалась от богатого жениха. От очень богатого... Друзья ей кричали – дура! Что ты знаешь об этом эстонце?! Что ты в нем вообще нашла?! Ну – спортсмен, ну – приехал к друзьям с рукописями. Да мало ли таких шатается по Москве...

Густав. Друзья были правы.

Кутть присматривается к Густаву.

Я любил расспрашивать Минну о том человеке. Его звали Олег. Это была неординарная личность. Физик-ядерщик.

Кутть. Он на двенадцать лет был старше Минны.

Густав. Зато - обеспеченный. С деньгами проблем у него не было. К тому же, папа крупный начальник. И прочее, и прочее.

Кутть. Минна предпочла эстонца.

Густав. Увы.

Кутть. Эстонца, который был свой в диссидентских кругах.

Густав. Прекрасные были времена! А с какими людьми я общался!..

Кутть. Сейчас они – кто в Америке, кто во Франции... Лекции читают... Живут в свое удовольствие... А ты лапу сосешь.

Густав. Мой самый дорогой человек умер... ушел в море... Не в Америку, не во Францию, а в очень любимое море... Вот человек, который умел быть свободным... который умел жить сам по себе. Моя душа тоже в море... Не с этими.

На экране хозяин фирмы Аксель.

Аксель. Доброе утро.

Густав. Доброе утро.

Аксель. Рад с вами познакомиться поближе.

Густав. И мне очень занятно познакомиться с миллионером.

Аксель. Я всегда ценил независимых людей.

Густав. С красным партбилетом в кармане?

Аксель. Да, понимаю. Это было всеобщее умопомрачение. Массовое, тотальное.

Густав. Прямо-таки - катастрофическое. Но куда как беспроигрышное. Одним словом – держали нос по ветру. Ловкие ребята. Можно сказать, очень даже милые мальчики. В одну ночь крутанули сальто и... меняем партбилеты на миллионы... Высморкнуться хочется...

Аксель молчит.

Вы решили познакомиться со мной поближе? Что ж... Тут на воротах с кем я только не знакомлюсь: с проститутками... с осужденными за воровство... с красотками, которые без матерного слова дышать не умеют... Да и в самом деле, что им теперь делать - приходится приспосабливаться к новомодным парням... А у меня нет этого очень важного качества – приспособленчества...

Аксель молчит.

Мой единственный, мой самый дорогой друг... ушел от меня... Мой самый надежный... мой самый-самый... Не стало... Теперь мне уже ничего не надо... Я догадываюсь, с чем вы пришли... а мне отчего-то тоскливо... Наверное, оттого, что вы, все-таки, пришли... Странно. Не правда ли?.. Все слишком поздно... Мое творчество – беда. Крик в пустыне... Никому не пожелаю такой участи. Понимаете? - я не умею хитрить... Наверное, потому, что душа постоянно ноет... а когда ноет, когда болит душа, о чем еще писать?... И вообще, ничего я не умею... Лучше скажу так: умею многое, да не умею все это приладить к деньгам... Неужели вы готовы выложить миллионы? Ведь гарантии нет и быть не может. Я человек капризный... своенравный... непокладистый...

Аксель. Я прочитал вашу объяснительную.

Густав. И потому решили на меня взглянуть поближе?

Аксель. Я понял, что вы игрок... насмешник...

Густав. Шут гороховый.

Аксель. У нас с вами получится. У вас основательный капитал, я прочитал ваш сайт, у меня тоже капитал не маленький...

Густав. И какая из пьес вам понравилась?

Аксель. «Жертвенный камень».

Густав. Круто. Но для фильма не годится. В ближайшие десять-пятнадцать лет «Жертвенный камень» не будет иметь успеха... Люди не желают быть сильными... У них тоска... Понимаете?.. Ностальгия... Они очень нуждаются в ласке...

Аксель. Поверьте, я не из тех, который тут же побежал в церковь. В первые годы независимости. Я твердо решил - пришло время свершений, время самореализации. Политика меня тогда не интересовала. Теперь я создаю рабочие места. Даю людям возможность себя проявить.

Густав. А в результате?

Аксель. Не понял.

Густав. А в результате – закрываете цех одеял.

Аксель. Я вложил в этот цех большие деньги. Но от цеха одни убытки. Недопустимо много брака.

Густав. Люди хотят иметь, получать. Так было всегда...

Аксель. Найти дельного мастера – проблема. Меняешь, меняешь – толку никакого. Вы же понимаете, мастер – половина успеха.

Густав. А потому наш совместный фильм провалится.

Аксель молчит.

В ближайшие десять-пятнадцать лет «Жертвенный камень»... (качает головой). Люди не желают быть сильными... У них тоска... Они ждут ласки, сочувствия... Им недостает няньки... Коммунистической партии недостает... Спят... и видят сны...

Телефонный сигнал.

Аксель. Извините. (Слушает). Да?.. Хорошо. Действуй... С моей стороны задержки не будет. (Густаву). Это очень срочно. Прошу прощения.

Аксель исчезает.

Звучит Десятая симфония Ханса-Вернера Хенцена.
Появляется Кутть.
Море.
Проходит минута, другая.
Издали доносится вальс.


 Конец

Май 2006

Таллинн.

Тел: (+372) 6547028

voamer@hot.ee